yuritikhonravov: (Default)
Собственность больших коллективов - это братская могила вещей. Господство такой собственности - это диктатура пройдох. Такая собственность действительно есть кража. Это непрерывная кража всех у всех. В таких условиях страдание и отчуждение испытывают все. И посредники, которые прямо управляют громадной собственностью, как никто другой ощущают невозможность насладиться подлинной жизнью. Вроде всё есть, но ничего нет. В такой жизни всё зыбко и переменчиво, кроме страха.

Все революции осуществляются посредниками. Как буржуазные, так и антибуржуазные. Если переложить эту мысль на немного другой язык, она станет очевидной до банальности. Массовые события организуются организаторами. Теми, кто знает, что это такое, причём зачастую независимо от личных наклонностей и опыта. В мире условной собственности такими людьми являются только посредники, которые если не сами постоянно занимаются организационной работой, то с детства видят, как этим занимаются все их родственники и знакомые. Поэтому никто не может с ними тягаться в этом деле. Постоянные перевороты - это и есть жизнь посредников. Посмотрите хоть на 1917-й год: и Февральскую, и Октябрьскую революции делали люди одного и того же класса.

Когда мир безусловной собственности только устанавливается, он кажется крайне несправедливым. Ведь устанавливают его сами посредники, которым надоело постоянно трястись за свои жизнь и благосостояние. Они попросту делят то, что раньше считалось божьим или общим. Делят они это навсегда, то есть с этого момента никто ничего не вправе у них отнять. Огромные массы людей, хотя в действительности им ничего никогда не принадлежало, чувствуют себя ограбленными. Даже если они и сознают, что по сути и так ничего не имели, то по крайней мере сожалеют о шансе, иллюзию которого для любого человека всегда поддерживает посредническая иерархия. Теперь же им представляется, что собственность поделена большими кусками навеки и потомки одних всегда будут ею владеть, а потомки других всегда будут нищенствовать. На самом деле это, конечно, не так. Именно благодаря наследованию собственность имеет тенденцию дробиться (наследниками могут быть не только прямые потомки). Дробится она и благодаря интенсификации обмена, которая обеспечивается безусловной собственностью. Так что уже самое позднее в следующем поколении настоящий шанс появляется у всех.

Но вначале это совершенно непонятно. И энергию обездоленных вполне могут использовать обиженные посредники, которым не досталось столько, сколько они рассчитывали, или которые просто лучше себя чувствуют именно в мутной воде условной собственности. Большевики - самые гениальные посредники в истории. Они совершили антибуржуазный переворот, пообещав собственность вообще всем обездоленным (а к таковым в мире условной собственности себя всегда относит подавляющее большинство населения). “Теперь всё ваше! Забирайте”. Забрали. Чуть не подавились. Конечно, при этом на время была допущена некоторая социальная мобильность, так что в состав посреднической иерархии на условиях довольно жестокого отбора прибыло много свежей крови.

Поэтому, хотя революции вообще не бывают справедливыми и хотя справедливость не является абсолютным условием буржуазной революции и установления безусловной собственности, справедливость необходима как мера сдерживания, предохраняющая от неофеодальной контрреволюции. Раздел условной собственности должен быть настолько справедливым, насколько это вообще возможно. Но важнейшей мерой является просвещение народа и разоблачение лжи всех форм условной собственности. Эта мера, как уже говорилось, должна предварять любые организационные шаги.

И первым объектом такого рода революционной пропаганды должны быть сами посредники, сами власти. Каждый человек, особенно каждый облечённый властью, в том числе вооружённый (полицейский, военный, контрразведчик, следователь, судебный пристав), должен понимать, что всё должно быть хозяйским, что общее, государственное, клановое, народное и даже божье - это неправильно и плохо, это безнравственно, это не по-божески, это варварство, это неэффективно, это обрекает на отставание и поражение. Лучше вещь будет дана несправедливо, но тому, кто действительно будет за неё отвечать, чем якобы справедливо, но тем, кто не имеет с ней никакой прочной связи.
yuritikhonravov: (Default)
Буржуазия за 500 лет совершила несколько десятков социально-политических переворотов, и вот надо опять.

Всего 4 пункта.

Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Народная государственность - это панархия при сохранении территориального государства, которое выступает инициатором панархического устройства и его верховным арбитром. Иными словами, народная государственность - это панархия сверху.

Сегодня наиболее заинтересованными в панархии силами являются транснациональные корпорации, а также религиозные и вообще идеологические общины, каковые по сути и являются прототипами внетерриториальных государств. Однако они неготовы преодолевать сопротивление крупных территориальных государств и не в состоянии даже договориться друг с другом. Корпорации по своей природе вообще ориентированы исключительно на извлечение прибыли для своих владельцев и в силу своей природы не могут предложить человеку реальные альтернативы жизненного устройства. А ведь смысл панархии именно в том, чтобы человек до предела мог реализовать своё право на выбор особенного образа жизни. Корпорации способны извратить идею панархии, давая людям лишь псевдовыбор, слегка прикрытый рекламными лозунгами. Идейные же сообщества совершенно разрозненны, и среди них встречаются совершенно некомплементарные, то есть такие, которые ни при каких условиях не могли бы вписаться в систему сообществ, где люди разных образов жизни могут бесконфликтно жить друг рядом с другом.

Между тем, система внетерриториальных самоуправляемых общин нуждается в том, чтобы установление межобщинных правил и арбитраж в случае межобщинных и трансобщинных споров осуществляла могущественная и нейтральная инстанция, признаваемая всеми общинами. Эта инстанция должна также контролировать образование и ликвидацию персональных юрисдикций. Если, скажем, некая персональная юрисдикция не предлагает никакого оригинального способа разрешения споров и вообще не связана с особенным образом жизни либо если её предложение заведомо некомплементарно, данная инстанция не должна допустить оформления данной юрисдикции. Если персональная юрисдикция была образована, но позже утратила своё идейное содержание либо проявила свою некомплементарность, рождая постоянные конфликты и отказываясь их урегулировать, она должна быть принудительно ликвидирована.

Ресурсами и авторитетом для решения таких задач сегодня обладает только территориальное государство, которое и возникло как институт в 17-18 веках, будучи просвещённой альтернативой слишком ограниченным клановым, цеховым и религиозным сообществам, неспособным поддерживать стабильный межобщинный мир при всё возрастающем межобщинном взаимодействии.
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Разделение государств по территориальному принципу есть не что иное, как политическая сегрегация. Выбираете другое общественно-политическое устройство - живите в другом месте. А тут живут только выбравшие вот это устройство. Мы не можем жить рядом.

Порочность такой сегрегации поняли сегодня многие после выборов в мировом государстве (к которым почему-то допущены только жители определённой территории, что само по себе вызывает недоумение). Не понравился демократический выбор - надо уезжать в другую страну. “Трап не наш президент” - придётся жить в Канаде. От мирового государства, однако, никуда не уедешь.

Всё это происходит потому, что даже демократия при территориальном устройстве есть навязывание выбора одних другим. Вам нравилось когда “правильные” люди навязывают свою волю “неправильным”, а теперь случилось обратное.

Между тем, при панархическом устройстве люди совершенно разного выбора могут свободно и мирно жить бок о бок. У вас один президент, у нас другой. У вас президент, у нас парламент. У вас парламент, у нас монарх. У вас ступенчатые выборы, у нас прямые. У вас представительная демократия, у нас прямая. У вас мультикультурная власть меньшинств, у нас этническое государство. У вас государство, у нас самоуправляемое анархическое общество. У вас капитализм, у нас социализм. Хотите - вы к нам. Нам разонравится наше - перейдём к вам или к кому-нибудь ещё.



Напомню, что такая свобода социально-политического выбора делает даже проблему коррупции несущественной. Я могу терпеть коррупцию в каком-либо устройстве, если там есть какие-то более важные преимущества. Если нет, я просто выбираю другое устройство. Конкуренция устройств заставляет правителей выбирать оптимальную стратегию поведения. Будешь слишком много воровать и слишком злоупотреблять властью - потеряешь всех подвластных.

Но каким же образом могут уживаться рядом, на одной и той же территории разные государства и общины? Например, исламское государство и еврейское государство или СССР и США или Золотая Орда и Римская империя.

Вопрос этот может быть решён только одним способом: допущенные для выбора общественно-политические устройства должны быть комплементарны, то есть принципиально совместимы. Все остальные устройства просто не допускаются.

Критерий совместимости очень прост, он состоит из двух моментов.
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)

Суд возник как сдерживание жестокости и упорядочение стихийной расправы. Суд противоположность самосуда. Введение суда, даже самого одиозного, всегда приводило к уменьшению жертв. Даже средневековая инквизиция сработала именно так: толпа перестала разрывать на части всех, кого подозревала в колдовстве, были введены разбирательства по каким-то относительно разумным правилам. Суд смягчал нравы, пойти в суд значило прекратить бессмысленное насилие.

Сегодня всё наоборот. Судом теперь угрожают. Суд стал символом жестокости и усиления страданий. Если кто-то разозлился и хочет любой ценой испортить жизнь другому, даже ценой собственных страданий, он потащит того в суд. "Я тебя засужу! По судам затаскаю!" Суд стал средством обострения вражды, а не смягчения.


Когда же это началось? Можно ли определить точную границу? В Европе, например, есть разница между первой и второй инквизициями. Вторая, самая жестокая, инквизиция Торквемады, возникла не в средние века. Это конец 15 века, Ренессанс. Тут уже не ведьмы, которых гоняют всем селом, а тайные еретики, на которых доносят. Далее, уже у Рабле мы видим суд не как начало просвещения и цивилизации, а как начало мракобесия.

Но если раньше долгое время казалось, что это недостатки отдельных людей, слоёв, общественных устройств, то сегодня всё очевиднее, что дело в праве как таковом. Теперь люди гораздо быстрее, легче и добрее разбираются между собой сами, чем через какой бы то ни было государственный суд. Не значит ли это, что сам институт изжил себя.

yuritikhonravov: (Default)
Донбасс сделал то, чего я хотел не только для Одессы, но для России и всего мира - осуществил народную государственность. Не зря ведь сами собой сложились все эти "народные губернаторы", "народные мэры" и "народные республики".

Сегодня у Донбасса есть шанс стать родиной мировой народно-государственной революции. Понятно, что этот шанс легко может упущен. Во-первых, регион легко может быть притянут Россией и потерять даже ту свободу, что была у него в составе Украины. Во-вторых, даже если этого не случится, он может просто повторить привычные формы, будь то эрефские, украинские или советские. Перспектива свободного социального творчества, создания многообразных своих форм жизни может быть так и не реализована. В-третьих, также очевидно, что революционный очаг, не присоединившись ни к кому, может быть если не прямо уничтожен, то задушен экономически.

Эта опасность тем более велика, что опыт Новороссии противоречит установкам и Украины, и России, и Америки.

Углубиться )
Донбасс своим опытом опровергает все страшилки, по которым народная власть неизбежно оборачивается цапками и проч. Поэтому вопрос теперь не в том, чтобы Донбассу присоединиться к России или к Европе. А в том, чтобы России, Европе и всем остальным странам присоединиться к Донбассу.
yuritikhonravov: (Default)
Как выяснилось, некоторые не верят в действенность мировоззренческих судов и не понимают, как они могут работать.

Вспомните в таком случае судьбу Салмана Рушди, которого проклял в своём суждении религиозный лидер. Прячется вот уже 26 лет.

Скажете, католическая церковь сегодня уже не обладает властью заставить какого-нибудь светского правителя идти босым и в рубище на покаяние? Не знаю. Случись какой-нибудь серьёзный конфликт между Римом и, к примеру, членом испанской королевской семьи, ещё неизвестно, чем закончилось бы. Да что там Рим - в Латинской Америке отдельные епископы и даже просто приходские священники порой так сильны в своём слове, что властям, мафии, партизанам и проч. приходится их убивать, чтоб не мешали (отчего сила их слов только умножается).

Ладно религия - представьте, что вы предприниматель и у вас кондитерская. Собрались все выдающиеся гедонисты мира во главе с Мишелем Онфре и решили, что ваш магазин - это глумление над святынями и пощёчина хорошему вкусу. Как думаете, повлияет это на ваше дело? Или наоборот: решат, что ваша лавка настоящий образец вкуса и Мекка истинных ценителей сладостей. Едва ли результат заставит себя ждать.
yuritikhonravov: (Default)
Вот многие возмущаются, что Обаме и Евросоюзу присудили Нобелевскую премию мира. А чем, собственно, возмущаться?

Представьте, что вам говорят:
Карин Сесиль "Каси" Кульман Файв, Турбьёрн Янгланд, Гуннар Столсетт, Ингер-Мари Иттерхорн и Берит Рейсс-Андерсен назвали Обаму главным на Земле миротворцем этого года.

Вы поражены? Вы хотите поспорить с этим людьми? Их мнение важно для вас?


Иттерхорн: истинное лицо Нобелевского комитета, валькирия на службе мира.

Или по-другому:
управляющий директор рыболовецкой комании, генеральный секретарь Норвежской рабочей партии, лютеранский епископ Осло, депутат стортинга от Партии Прогресса и адвокат назвали Евросоюз главным на Земле миротворцем этого года.

У вас перехватило дыхание? Вы обрадованы? Расстроены? Дорогие вам люди высказались как-то неожиданно для вас?

Хорошо, давайте третий раз:
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Совесть может быть очень разной, иначе к чему была ба вся эта liberté de conscience. "Совесть же разумею не свою, а другого: ибо для чего моей свободе быть судимой чужою совестью?" (1 Коринф. 10:29).

Уже с убийством всё сложно. Убивать противника на войне, убивать опасных преступников, убивать из самообороны, убивать безнадёжно мучающихся, убивать себя, убивать животных для тех или иных надобностей, убивать по приказу Божества - ко всему этому разные совести могут относиться по-разному.

Но как именно? У многих совесть зачастую бубнит что-то невнятное. Она нуждается в аппарате членораздельной речи. Таким аппаратом является суд. Суд совести - не внутренний, а общественный, forum conscientiae.

Хотелось бы услышать внятные голоса совести человечества. Особенно по отношению к разным сложным и волнующим случаям. Для этого и нужно создавать всемирные суды совести, представляющие разные её виды.
yuritikhonravov: (Default)
К этому.

У деидеологизации много средств. Наряду с агрессивной пропагандой всех форм бездумности, крайне эффективна бюрократизация. Оставшиеся в живых идеологии зарастают всевозможными институциями, в которых правят бал функционеры. То есть трусливые беспринципные люди, которым наплевать на любые идеи, которым ненавистны идеалисты как человеческий тип, которые подавляют всякую мысль и которые готовы на любое предательство ради собственного благополучия. С подобными людьми мы сталкиваемся повсюду - в клубах и корпорациях, в партиях и церквях.

Это одна из причин того, почему многие идеологии сегодня лишились способности суждения. Соответственно, новые органы суждения должны носить народный характер. То есть они должны быть избавлены от функционеров. В них должны состоять люди, обладающие естественным авторитетом среди единомышленников. Те, кто хоть что-то сделал в доказательство своей приверженности той или иной идее.
yuritikhonravov: (Default)
С комиссии Овермэна 1919 года, известной как "суд над большевизмом", началась так называемая деидеологизация, теоретически осмысленная в 50-60-х, а в действительности вытеснение всех прочих идеологий садизмом, учением, согласно которому человек должен контролировать свою жизнь, в которой между прочим есть и другие люди, и получать от этого удовольствие. Многие считают, что данная идеология формирует свои ответы на вызовы реальности через централизованную сеть тайных обществ, что в принципе вполне органично для садизма. Однако существует и вполне открытый Либеральный интернационал. Впрочем, не то чтобы он находился в центре всеобщего внимания благодаря каким-то суждениям, вынесенным этим органом от имени всего мирового либерализма по тому или иному животрепещущему вопросу. Мало кто вообще о нём слышал.

А у кого ещё есть подобные органы, функционирующие несмотря на почти явный запрет идеологий? Образцом в данном случае является Католическая церковь. Там есть не только Святой Престол, который постоянно действует и от которого то и дело слышны какие-то важные суждения, но даже вселенские соборы случаются. Последний, как известно, состоялся около полувека назад, что по нынешним условиям считай вчера.

Коминтерн прекратил существование в 43-м, а последнее мировое совещание компартий состоялось где-то в 70-м. Существует, однако, Социнтерн, хотя крайне трудно говорить о его отличиях от либерального собрата, как по функциональности, так и по содержанию. Выглядит всё это как пустая бюрократическая надстройка.

Существуют ещё христианско-демократический и пиратский интернационалы. Мы их слышим? Они как-то реагируют на происходящее? Призывают к чему-то? Разрешают принципиальные споры? А, ещё существует Международный зелёный крест, основанный Горбачёвым...

У православных последним всеобщим органом суждения был Иерусалимский синод 1672 года. "В 1920-х, 1960-х и 1990-х годах предпринимались попытки начать подготовку к созыву Восьмого Вселенского собора Православной церкви, но все они заканчивались ничем". То же в 2009.

Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Ницше однажды возмутился тем, что христиане обращаются в государственные суды, далёкие, по его мнению, от христианских принципов. Он считал, что истинный христианин должен заявлять: "Вашему суду со мной нечего делать". Подобное сегодня мы можем услышать разве что от мусульман. У них есть своё правосудие и ко всему остальному они относятся как минимум с презрением. Во всяком случае между собой они предпочитают разбираться по-своему. Впрочем, и язычники стараются блюсти себя. У индусов и африканцев свои суды, действующие наряду с судами западного или мусульманского типа. Даже австралийские аборигены добились того, чтобы суды Австралии рассматривали их дела по их традиционному праву.

Суд всегда построен на каких-то мировоззренческих принципах. Например, кто может быть судьями? Люди, принадлежащие к определённым династиям? Случайные люди, которым выпал такой жребий? Назначенные правительством? Избранные народом по их моральным качествам? Верующие? Неверующие?
Далее, на каком основании они могут судить? Что считается доказательством? Кого следует выслушивать? И так далее и тому подобное.

Возмущение Ницше можно распространить не только на христиан.Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Основное отличие народной государственности от корпораций, которые внутри себя воспроизводят все государственные институты, состоит в том, что народная государственность всегда построена на какой-то экзистенциальной идее.

Цель любой коммерческой корпорации извлечение прибыли. Они делают деньги, всё больше и больше денег, не задумываясь, зачем они нужны. Они и не должны задумываться, чтобы это не мешало им делать деньги. Многих руководителей корпораций можно парализовать таким вопросом.

Народная государственность всегда связана с каким-то особенным образом жизни, тяготеющим к осуществлению того или иного идеала. В связи с этим всякое народно-государственное объединение следует называть интенциональной юрисдикцией.

Интенциональная юрисдикция - это юрисдикция, которая распространяется не на территорию, а на круг лиц, разделяющих ту или иную идею и добровольно присоединившихся к ориентированному на неё правопорядку.

Главный признак интенциональной юрисдикции - оригинальный способ разрешения споров. Всякий образ жизни только тогда является каким-то особенным, когда предлагает людям свой, только ему присущий способ разрешения споров.

Система правосудия, а это и есть способ разрешения споров, является лицом всякой правовой системы. Из двух государств с одинаковой системой правосудия одно не имеет смысла.

Можно создать правительство, издать законы, придумать символику, но попробуйте построить способ разрешения споров, чтобы он не был похож на уже существующие.

Такая задача - настоящий лакмус для любой идеи, которая претендует на то, чтобы быть основой оригинального образа жизни. Именно с её решения надо начинать.

Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Скоро Сирия станет очередной мусульманской страной, которую Запад силой поставит на путь неминуемого самоуничтожения. Судя по всему, в долгосрочной перспективе запланировано очистить от арабов средиземноморское побережье и вернуть некогда утраченные южные и восточные провинции Римской империи.

У колонизаторов уже не осталось сил обосновывать свою агрессию ни с точки зрения своего же права, ни с точки зрения своей идеологии. "Некогда объяснять - надо бомбить".

Они могут так делать, потому что территориальное распределение сил даёт им подавляющее превосходство. Ни одно из территориальных государств, будь то Россия или Китай, не может им ничего противопоставить.

Но вот если бы существовали внетерриторальные (персональные) юрисдикции - коммунистические, мусульманские, христианские и проч. - со своими правительствами, судами, дипломатическими ведомствами и, конечно, армиями, они могли бы вступиться за слабого и несправедливо обижаемого.

И с ними было бы очень трудно бороться. Потому что, во-первых, это были бы народные движения, руководителей которых труднее запугать или подкупить. Во-вторых, у них не было бы территорий, и их невозможно было бы забомбить. Их сторонники могли бы жить повсюду, в том числе на территориях самих государств-агрессоров (в том числе работать в военных, разведывательных и политических учреждениях). Источником их энергии была бы идея, а идею невозможно уничтожить.

Притом все подобные объединения были бы вполне легальными, их было бы неправомерно отождествлять с террористическими сетями. В большинстве стран мира частные суды и частные армии законны.

Более того, в большинстве горячих точек сегодня действуют именно частные армии. Только они связаны не с идеями, а с коммерческими корпорациями. Между тем, даже для прибыли не может быть более надёжного источника, чем вдохновляющая идея.

Недовольным массам хорошо бы перестать заниматься цирком с Жижеком в качестве гвоздя программы, а начать строить свои трансграничные персональные юрисдикции.
yuritikhonravov: (Default)
Народная государственность - это система негосударственных государств. Речь идёт о комплексах учреждений, которые люди создают сами для себя и которые для них же (и только для них) выполняют функции государственных.

У народной государственности есть четыре аспекта - экономический, юридический, политический и социальный. Иными словами, народная государственность - это бизнес-идея, это правовая конструкция, это средство внутренней и внешней политики, это общественное устройство. В связи с этим ей можно дать 4 специфических определения:

1. Экономическое: народная государственность - это агрегация и брендирование частных предприятий, выполняющих функции государственных учреждений.

2. Юридическое: народная государственность - это признание территориальной юрисдикцией различных персональных юрисдикций (jurisdiction ratione personae), то есть юрисдикций, действующих не по территории, а по кругу лиц.

3. Политическое: народная государственность - это поддержка государством частных инициатив по созданию различных версий государственных учреждений и их комплексов.

4. Социальное: народная государственность - это самоуправляемость и свободная, несегрегированная конкуренция многообразных жизненных укладов.

У народной государственности есть 5 ступеней.
Углубиться )

В итоге у каждого человека возникает действительная свобода выбирать для себя систему законов, правосудия, налогообложения, социального обеспечения, бюрократии, виз и даже отношений собственности.
yuritikhonravov: (Default)
Народная государственность есть придание завершённости любой низовой инициативе. Любые представления о неопасном для существования и здоровья окружающих образе жизни могут и должны быть поддержаны государственной властью и таким образом сами прийти в состояние государственности. Народная государственность не есть приватизация государства и в то же время она не есть огосударствление общественной жизни. Она есть некое третье агрегатное состояние отношений государства и общества. Народная государственность есть не только сверхдемократия, но и высшая форма гражданского общества, в которой граждане не просто создают автономные организации, влияющие на государство, но создают само государство в разнообразных формах. Это предельная свобода, открывающая простор социальному творчеству, и предельная ответственность, инициирующая практическую конкуренцию общественных идеалов.

Народная государственность включает в себя единую рамочную территориальную юрисдикцию и множество внутренних экстерриториальных юрисдикций (которые могут быть и трансграничными, то есть распространяться и на граждан других территориальных юрисдикций). Рамочная юрисдикция обеспечивает общую безопасность всех внутренних юрисдикций и решает межъюрисдикционные вопросы, в её исключительном ведении находится межъюрисдикционное право. Рамочная юрисдикция дозволяет или не дозволяет развитие тех или иных внутренних юрисдикций, поддерживает или прекращает их деятельность, разрешает споры между юрисдикциями или между лицами, принадлежащими к разным внутренним юрисдикциям.

Вопрос: если внутренняя юрисдикция распределяется не по территории, а по кругу лиц, может ли оказаться так, что какие-нибудь юрисдикции будут ограничивать приём по расовому, национальному, половому, возрастному, имущественному признаку?
Ответ... )
Вопрос: если внутренние юрисдикции будут иметь собственные военные и полицейские силы, да к тому же носить трансграничный характер, как рамочная юрисдикция, то есть собственно территориальное государство, будет их контролировать?
Ответ... )
yuritikhonravov: (Default)
Действительная политическая позиция обладает двумя атрибутами:
1) она отвечает на реальный интерес какого-нибудь слоя людей; при этом данная позиция включает в себя обоснование того, что осуществление данного интереса будет во благо не только этого слоя, но и всего общества;
2) она включает в себя политический идеал, осуществимый не только во всеобщем, но и в небольшом, например местном, масштабе; при этом сам идеал может охватывать как все стороны общественной жизни, так и лишь некоторые из них - например, налоги, характер выборов, наследование и так далее.

Возьмём два примера - коммунизм и либерализм. Коммунизм отвечает интересу людей, не имеющих ничего, кроме своей рабочей силы, пролетариям, и утверждает, что осуществление этого интереса будет благом для всех. Коммунизм может быть построен не только во всеобщем масштабе, но и в виде небольшой коммуны. Либерализм отвечает интересу частных собственников средней руки и утверждает, что осуществление этого интереса будет благом для всех. Либеральный идеал может быть осуществлён не только во всеобщем масштабе, но и на местном уровне, например в виде порто-франко.

С точки зрения указанных признаков никакой политики в России нет. Надо сказать, что имеются сомнения насчёт того, есть ли таковая вообще где-либо на нашей планете и не наступила ли ненароком какая-нибудь постполитическая эпоха. Если же не думать о других, сосредоточившись на себе, бросается в глаза избыточная театрализация публичной жизни. Пределом искренности становится персонаж, никогда не скрывавший, что политическая и артистическая деятельность для него неразделимы. Именно благодаря открытому сознанию себя как артиста он оказывается более настоящим, чем все остальные, об этом даже не задумывающиеся. Если кто до сих пор не догадался, речь идёт о Лимонове и его публичных корреспондентах.

Так называемые политические силы в России давно уже перестали быть таковыми. Они стали чем-то другим, частью какого-то странного шоу-бизнеса, а проще говоря цирка, неизвестно на какую публику ориентированного.Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Народная государственность - это поддержка государством народных инициатив по созданию множества народных версий государственных институтов. Соответственно, эти институты носят не частный, но общественно-государственный характер, подобный тому, какой носит сегодня адвокатура. Народная государственность - это форма пробуждения народной инициативы, не отрицающая роль государства.
Народ создаёт свои суды, свою милицию, свои валютные системы и так далее, а государство, на определённых условиях, поддерживает эти институты, наделяя их соответствующими полномочиями.
Если, например, некий круг лиц пользуется своей системой судов, полиции, армии, разведки, контрразведки, тюрем, валюты, приставов и так далее, это не значит, что он подвергается двойному налогообложению: платит обычные налоги на содержание соответствующих государственных учреждений и отдельно на содержание народных учреждений. У него может быть своя налоговая система, и государство может отдать на откуп соответствующей народной службе сбор налогов с этого круга лиц. Они собирают налоги по своей системе, государству же платят заранее оговорённую сумму откупа, равную некоему налоговому минимуму, на который государство рассчитывает.
То же можно сказать, например, о службе в армии или отбытии наказания.Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Мы в силу своего рождения лишены целого ряда прав. Мы не можем выбрать общественное устройство, в котором живём и которому подчиняемся, не можем свободно переходить от одного из существующих общественных устройств к другому, не можем учредить собственное общественное устройство, не можем принадлежать сразу к нескольким общественным устройствам.

Всё это ведёт к окостенению общественных устройств и многочисленным злоупотреблениям со стороны тех, кто занял выгодные места в этих устройствах ещё до нашего рождения.

Будучи по природе многомерными существами, мы вынуждены подчиняться власти, которая в лучшем случае основана на каком-нибудь одном измерении. Такое давление заставляет нас пренебрегать прочими измерениями и неизбежно рождает болезненные перекосы в нашем развитии. Все эти Homo Economicus, Homo Consumens и прочие искалеченные, уродливые формы произошли отсюда.

Комплементариум как идеологическая гетерархия есть образ будущего общества. Это общество, пронизанное множеством разнонаправленных связей и переплетением разнохарактерных иерархий. В нём звучат все связывающие людей струны, а не только родственные (благоденствие рода, язычество), дружеские (социальная гармония, конфуцианство) и деловые (власть над вещами, материализм) связи, как сегодня.

Панархия есть ступень на пути к комплементарному обществу.Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Древнейший способ сдерживать предательство - это религия. Одна трудность: при всех тонкоразработанных процедурах невозможно залезть в душу человеку и наверняка понять, во что он там верит. В решающий, а для кого-то в последний, момент всё может оказаться не так, как предполагалось.
С 6 века до нашей эры появилось ещё два способа, касающихся главного средоточия предательств: выборы и разделение властей. Вместе они образуют то, что сегодня величают демократией и что превратилось в своего рода религию современности. Во всяком случае за неё много убивают. Несовершенства этих инструментов очевидны, но, как говаривал один много убивший за демократию, ничего лучше не придумано.
Развитие техники породило новый способ - возможность наблюдения всех за всеми в самые неожиданные моменты. Тоже способ не со стопроцентным эффектом, но всё-таки.
А в 1860 году бельгиец Поль Эмиль де Пюйдт, развивая идеи своего соотечественника Густава де Молинари, придумалУглубиться )

Profile

yuritikhonravov: (Default)
yuritikhonravov

May 2017

M T W T F S S
1 234 56 7
89 101112 1314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 04:48 am
Powered by Dreamwidth Studios