yuritikhonravov: (Default)
Истинный коммунизм - это собственность всего человечества на все средства производства. Чтобы человечество было подлинным собственником, а не номинальным, от имени которого действуют какие-то жулики, должен быть возможен оперативный консенсус всех живущих в мире людей. Для этого может быть необходим, например, искин-посредник, который способен одновременно общаться со всеми людьми и быстро находить общее, устраивающее всех решение. Но и этого было бы недостаточно.

В силу габаритов человечества и его собственности этот искин-посредник беспокоил бы вас постоянно. Необходимость принимать судьбоносные решения о средствах производства возникала бы каждую йотосекунду, а то и чаще. Вам, опять-таки, пришлось бы всё бросить, чтобы только этим и заниматься, и то времени бы не хватало, хотя бы потому, что ведь бывают же и всякие серьёзные несогласия, преодоление которых нетривиально. То есть все решения сильно бы тормозились.


Grace Howl, The Edge of Time Space and Reason
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)

Что оппозиция не делает, чтобы быть оппозицией, а не декорацией.

1. Отсутствие пропаганды среди чиновников и полицейских
Не в стиле “вы все сволочи” и “как вам не стыдно”, а “мы же за вас” и “вам же будет лучше, если мы придём к власти”.

2. Неиспользование реального интереса
Не в стиле “за нашу и вашу свободу”, а подробное, обстоятельное разъяснение, у кого как будет облегчена жизнь и кто что получит, по группам.

3. Пренебрежение солидарностью поколений
Например, протесты должны быть не 5-го, а 9-го мая, и не в стиле “победобесие!”, а “дать детям и внукам то, что деды должны были получить, но так и не получили”.

4. Отсутствие новизны, творческого начала
Не в стиле “долой жуликов и воров” или “мы сделаем как в Европе”, а хоть что-то, чего никто никогда не предлагал - в устройстве государства, во внешней политике, где угодно, хоть одной идеи, которая давала бы надежду на какую-то другую жизнь.

5. Пораженчество
Стиль “Путин злой демон”, “враги (быдло, новиопы и проч.) торжествуют”, “страна катится в пропасть” и т.п. - свидетельство полной неготовности взять власть, даже если есть натянутые декларации обратного.

Поэтому пока что каждое крыло оппозиции служит власти для запугивания другого крыла оппозиции - что станет с одним крылом, если нынешняя власть уйдёт и придёт другое. А основная масса народа, хотя и недовольна своей жизнью, не имеет за кем пойти, чтобы эту жизнь изменить.

yuritikhonravov: (Default)
Продолжение, начало здесь.

0. Англосаксы подключились к бурному обсуждению коллективной воли в конце 40-х. Это были Робин Коллингвуд (Collingwood) с его книгой “Новый Левиафан” и Хьюэл Дэвид Льюис (Lewis) с его книгой “Коллективная ответственность”. В отличие от большинства немцев-феноменологов, они были ярыми индивидуалистами и отрицали, что существует какая-то коллективная личность со своей волей помимо воли отдельных человеческих личностей. Англосаксонский индивидуализм и предопределил то обстоятельство, что наследие феноменологии не пользуется особенным спросом в современных дискуссиях, за двумя исключениями - известного Макса Шелера и малоизвестной Герды Вальтер (Walther). Шелер считал, что коллективная воля не ограничивается индивидуальным сознанием, но и не выходит за его пределы. Благодаря этому прекрасному образчику философской уклончивости он и остался в поле зрения современных индивидуалистов, которые хотя и не пользуются его идеями, но и не забывают о нём. Вальтер же, напротив, создала чёткую модель, которая очень напоминает современные.
Согласно Вальтер, майдан является коллективной волей, если
1) ты хочешь устроить майдан;
2) он хочет устроить майдан;
3) ты сопереживаешь ему;
4) он сопереживает тебе;
5) ты отождествляешь его желание со своим;
6) он отождествляет твоё желание со своим;
7) вы оба знаете, что у вас есть такие желание, сопереживание и отождествление.
Если большинство немецких доктрин коллективной воли так или иначе допускало, что её суть можно выцедить откуда-то из воздуха, не обращаясь к членам коллектива, то у Вальтер требуется опросить каждого, что он думает и чувствует. Это означает, что коллективная воля выясняется только благодаря консенсусу.

1. Мы-интеция Вилфрида Селларса (Sellars) - отправная точка ныне идущей англосаксонской волны.
Согласно Селларсу, майдан является коллективной волей, если
1) ты хочешь устроить майдан;
2) он хочет устроить майдан;
3) поскольку одному тебе майдан не по силам, ты хочешь, чтобы и он устроил майдан;
4) поскольку одному ему майдан не по силам, он хочет, чтобы и ты устроил майдан;
5) вам вместе майдан по силам.
При этом каждый отдельный человек может ошибаться насчёт того, что другой тоже хочет устроить майдан. Поэтому чтобы выяснить такую коллективную волю, надо опросить каждого. Только если каждый скажет одно и то же, можно сказать, что майдан есть воля данного коллектива. Таким образом, единственным способом выяснить коллективную волю по Селларсу является консенсус. Это вполне соответствует сути майдана: консенсус против выборов и мнения большинства.


Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
От философии сознания сегодня в конечном итоге зависит не только надежда на бессмертие, но и то, будут ли корпорации иметь те же права, что и люди, а также то, как вы будете влиять на своих правителей. Иными словами, на кону ваша жизнь, ваши права и ваши деньги.

Поэтому вопрос коллективной воли обсуждается уже больше ста лет и породил две громадные дискуссионные волны. Воля, наряду с представлениями, установками и т.п., является видом интенциональности, поэтому тема дискуссии получила название коллективной интенциональности.
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Два года назад я был в Йошкар-Оле и поразился тому, как местный губернатор, вложив огромные средства в строительство, создал уникальный культурный феномен. Подумалось даже, сколько прекрасного можно сделать, если хотя бы часть средств не прятать в матрасы, вывозить, прогуливать и проч., и как же здорово, если хотя бы кто-то это делает. Там возникли целые великолепные районы, посвящённые Италии, Фландрии и т.п. И всюду под видом тех или иных деятелей европейского прошлого, которым поставлены памятники, посвящены здания и проч., запечатлены инициалы самого губернатора, который, видимо, стремился отождествить себя с мужами эпохи Возрождения.

Сейчас он мучается в тюрьме.

Почитайте, это очень поучительно: “Арестованный экс-глава Марий Эл пожаловался на отсутствие туалетной бумаги и трусов”
А теперь напомню несколько фраз из моей серии о собственности:

В любой момент ты можешь стать фактическим собственником огромного имущества. И в любой момент ты можешь потерять всё, включая самого себя. Всё зависит то того, нравишься ты посредникам или нет и каково соотношение сил между их группировками. (О вечной собственности)

Такая [условная] собственность действительно есть кража. Это непрерывная кража всех у всех. В таких условиях страдание и отчуждение испытывают все. И посредники, которые прямо управляют громадной собственностью, как никто другой ощущают невозможность насладиться подлинной жизнью. Вроде всё есть, но ничего нет. В такой жизни всё зыбко и переменчиво, кроме страха. (Кто будет делать революцию)

Непонятно, кто, как и почему принимает решения, все всё время гадают и говорят про какой-то “хитрый план”, постоянно кого-то вдруг выгоняют, арестовывают или даже сажают в тюрьму, кто-то сбегает к прямым врагам и проч. и проч. И сейчас правители России, включая верховного, не знают покоя. Как они закончат свои дни? Успеют дожить во дворце или окажутся в изгнании, в нищете, а может, и в тюрьме? Можно лишь гадать. Разве это жизнь? Вы не устали от такой жизни, милостивые государи? (О вечной собственности)
yuritikhonravov: (Default)
Надежда на коммунизм - это надежда на большой консенсус. В этом сходятся все коммунисты - от анархистов до троцкистов. Если первобытный коммунизм - это коммунизм малых групп, или сетевой коммунизм, то в наши дни речь идёт о народах и человечестве в целом. Для полной победы коммунизма всё человечество должно стать собственником, то есть уподобиться оперативному коллективу и стать единой коллективной, или симфонической, личностью. Великое должно стать малым.


Оперативный коллектив совпадает с малой, или первичной, группой в социологии и психологии. Малая группа - это группа, все участники которой могут находиться в постоянном и непосредственном взаимодействии. “На площади сто тысяч коммунистов, никто не упускает друг друга из виду” - это фантастика, которая как раз и характеризует несбыточность надежды на большие коллективы как на личности со своей волей. Сколько же человек может не упускать друг друга из виду? Мне встречались разные оценки верхнего предела малой группы - 12, 15, 20 и даже 40 человек. Длительные дискуссии вокруг того, сколько учащихся максимум должно быть в одной учебной группе или в одном классе, чтобы учитель мог взаимодействовать с каждым, также колеблются от 20 до 40. Надо, однако, учитывать, что просто взаимодействовать и даже учиться гораздо легче, чем принимать решения, тем более решения о собственности. В последнем случае все конфликты, какие тлеют в группе, разгораются до предела. Чем больше группа, тем больше нужно дополнительных условий, чтобы она была способна принимать действительно общие решения.
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Аргумент, согласно которому некоторый уровень кооперации труда не может обойтись без коллективной собственности на средства производства, одновременно глуп и лукав, то есть он хорошо выражает характер посреднического сообщества на поздних стадиях его жизни.

Глуп он потому, что между организацией производства и характером собственности нет прямой связи. Это совершенно разные аспекты нашего существования. Но как раз в смешении этих аспектов и состоит лукавство.

Мастер своего дела и руководитель могут не то что не быть собственниками - они могут быть даже рабами, как это происходит, например, на современных предприятиях, которыми владеют преступные группировки. Собственник может вообще ничего не понимать ни в какой детали производства и не уметь им управлять в целом.

Собственник средств производства - это тот, у кого власть допустить тех или иных специалистов до этих средств или не допустить. При этом он может руководствоваться критериями максимальной прибыли или максимального удовлетворения потребностей общества, просто слушать, что ему говорят знатоки, или поступать по наущению внутренних демонов. Он может перепрофилировать доставшиеся ему средства производства в сторону более знакомой ему сферы, сдать их в аренду, продать, подарить, забросить, раздать бедным, закопать в землю, попросту уничтожить. Судьба его собственности связана с его личной судьбой, поэтому каждое его решение на этот счёт носит экзистенциальный, а не технический характер. Мастера и управляющие руководствуются критериями, заданными собственником, и выполняют стратегическую задачу, заданную собственником. Ничего поменять в этом отношении они не могут.


Что меняет в этой ситуации коллективная собственность?
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
И дня не проходит без новостей о самых мрачных преступлениях громадных корпораций. И это только вершина айсберга. Вообще само существование корпораций, которые устроены так, что не могут не совершать всевозможных злодейств, является лучшим аргументом против коллективной собственности в любой её форме.

Одного этого достаточно, чтобы понять, что корпорации должны быть распущены, а их собственность преобразована в заёмную с понятными персональными собственниками.

При этом посмотрите на корпорации и умножьте это как минимум на 10, чтобы представить, как обстоят дела в любом владеющем существенной собственностью государстве. И сделайте соответсвующие выводы. Корпоративные клерки и государственные чиновники договариваются друг с другом легче легкого, так как это люди одной социальной природы.

Это же касается и любой формы социализма. Ленин не зря писал, что “социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращённая на пользу всего народа” (“Грозящая катастрофа и как с ней бороться”, 1917). То есть разница между корпорацией и социалистическим государством чисто субъективная. Кто оценивает и контролирует эту обращённость на пользу всего народа? Совершенно верно, это посредники несуществующей “воли народа” и по совместительству знатоки его “объективных потребностей”. Мы уже видели, как они могут поменять своё понимание пользы всего народа. Как угодно и когда угодно.



Как вообще возникли корпорации и прикрывающие их юридические лица? Зачем были нужны эти заведомые фикции?
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Главный тезис всякой конспирологии состоит не в том, что какая-то небольшая группа людей организует те или иные масштабные события, а в том, что никогда неизвестно, что это за группа. Ни один конспиролог не скажет, ни как называется эта группа, ни кто именно в неё входит, ни даже по какому принципу в неё попадают. Мировая Закулиса не просто в тени, не просто не афиширует себя - она в принципе непостижима, вы никогда не сможете её как-либо определить. Последовательные конспирологи также утверждают, что неизвестны даже мотивы всемирных заговорщиков. Они делают всё значимое в этом мире, но зачем - опять непроглядная тайна. Потому что приписывание каких-либо чётких целей - это уже способ определить группу, вычислить её по интересам.

Нетрудно понять, что конспирология - это естественное сознание условной собственности. Посредники должны выражать некую божью или общую волю, которой нет. Что же они тогда выражают? А неизвестно что. Это всегда туман, всё более сгущающийся в непроглядную мглу. В мире посредников тайна, недосказанность, муть - главные атрибуты бытия. Он, этот мир, порождает все формы самого радикального иррационализма. Условная собственность по самой своей сути есть способ бесконечно избегать ответственности за вещи. Каждый посредник стремится перекладывать решения на другого, и она, эта ответственность, в конечном итоге растворяется. Никогда не узнаешь, кто принял то или иное решение. “Коллектив решил”. “Партия решила”. “Корпорация решила”. “Государство решило”. "Народ решил". Наконец, жизнь посредников - это постоянные интриги, заговоры и перевороты, вечная борьба, в которой ни одна сторона не видит противника ясно. Условия борьбы размыты, всё происходит тайно, “под ковром”, все постоянно друг друга предают, меняют стороны и проч. и проч. В таком мире что бы ни происходило, всегда истолковывается как чьи-то действия против кого-то, но никогда непонятно, чьи именно и против кого.

Мир безусловной собственности - это мир хозяев, которые не только не скрывают себя, но, наоборот, ярко и даже порой навязчиво демонстрируют. “Смотрите, это я, это мои вещи, это я с ними сделал то, что вы видите”. “Это моё, а не ваше, не трогайте мою собственность”. В мире безусловной собственности царствуют беспощадная ясность и грубый рационализм. Все конспирологические допущения для него оскорбительны и могут говорить только о преступлениях. Кто хочет скрыть себя? Только тот, кто делает нечто предосудительное.

Можно было бы сказать, что все мыслители, которые проецируют конспирологические модели на мир безусловной собственности, просто дикари, которые применяют к цивилизованному миру свои дикарские мерки. Часто это именно так. О мире хозяев, где всегда видно, кто принял те или иные решения, они говорят как о затхлом и трусливом мире подковёрных манёвров: “Люди решили” или часто просто “решили” сделать то-то и то-то. Кто решил, неизвестно. В конспирологии, как и в мире условной собственности, нет субъекта. Есть его суррогат, размытый, безликий и тёмный призрак.

Но не будем торопиться списывать конспирологию и конспирологов. Мы живём в мире корпоративной контрреволюции, где условная собственность возвращается. Корпоративный мир - это именно мир условной собственности, мир тайны, мир конспирологии.

Попробуйте определить, например, кто хозяин Apple. Компанию, как и положено, основал оперативный коллектив из трёх человек - Рональд Уэйн, Стив Возняк и Стив Джобс. Но они уже давно не собственники. Знаменита история, как Джобса выгнали, а через 12 лет вернули в качестве консультанта, а потом и менеджера. Бывает, когда верховный посредник по тем или иным причинам ведёт себя подобно безусловному собственнику. Он действует помимо всей иерархии и может выгнать кого угодно. Именно так вёл себя, например, Сталин, которого потому и прозвали “Хозяином”. Управляющий в таких случаях относится к управляемому имуществу как к своему со всеми вытекающими отсюда последствиями. “Хозяин” - это высшее звание, до которого в принципе может дослужиться посредник.

Но на самом деле он, конечно же, никакой не хозяин. Любой самый жестокий и авторитарный диктатор всего лишь временная компромиссная фигура. Когда “хозяин” умирает, закономерно возникает конспирологическая уверенность, что он пал жертвой борьбы между группировками посредников. Часто именно так и случается. Даже если его не прямо убили, а умер сам, то либо “дали умереть”, то есть не дали вовремя нужного лечения, либо попросту не успели убить, то есть естественная смерть опередила убийц. Это, повторим, закономерно для мира посредников. Поэтому и смерть Сталина, и смерть Джобса окружены облаком всевозможных слухов и версий.

Так кто же сегодня собственник этой гигантской компании, основанной тремя людьми? Это не какая-то личность или группа личностей. Это группа юридических лиц, фикций. А каждое из этих юридических лиц - это группа других юридических лиц. И так чуть ли не до бесконечности. Определить, что за люди в конечном итоге стоят за этой огромной собственностью, практически невозможно. Зачем они себя скрывают? Разумно предположить, что они попросту злодеи, преступники, которые не хотят, чтобы их изобличили.

Вот почему с фикциями, которые обозначают условную собственность, должно быть покончено. Только это могло бы сделать конспирологию действительно уделом одних дикарей и сумасшедших.
yuritikhonravov: (Default)
Критики протеста младшекурсников и старшеклассников должны понимать, что таким образом молодёжь делает властям одолжение, быть может самое крупное в их, властей, жизни. На самом деле подростки не нуждаются в такой форме протеста и вообще в протесте. Они делают это только потому, что (1) это прикольная игра в седую древность и (2) прикольный старпёр позвал. Просвистят какие-то несколько лет, и мастодонты у власти будут плакать, когда у них внезапно рухнут все коммуникации, включая административные, военные, медицинские и проч.: “Что ж вы сначала не сказали нам, что чем-то недовольны! Хоть бы на улицу вышли, пару автомобилей подожгли!”. А никакого предупреждения не будет, будет только прямое действие. Дело в том, что с очередным витком промышленной революции все вещи будут включены в новейшую систему коммуникаций, в которой нынешние власти никто, а молодёжь всё. Они их полностью контролируют и могут скоординироваться и добиться нужного эффекта мгновенно. Всё: ракеты не летят, танки не заводятся, самолёты не взлетают, автомобили не тормозят, диагнозы не ставятся, кремлёвские вертушки не работают, даже чайник воду не кипятит. И вот так, по щелчку пальцев, всё и случится. Вдруг не будет никого из тех динозавров, о которых мы привыкли всю жизнь думать как о вершителях наших судеб. Только что были и грозно отдавали распоряжения спецназу, и вот уже всё, будто никогда и не было ничего. Так что ловите момент, господа.
yuritikhonravov: (Default)
Пока американцы добиваются, чтобы перестать уподоблять людям корпорации, в Новой Зеландии и Индии к людям приравняли пару рек.
Сначала новозеландский суд утвердил соглашение 2012 года между Британской Короной и Фондом попечителей реки Уонгануи, где реке придан соответствующий статус. А вслед за этим суд индийского штата Уттаракханд сделал то же самое для священных рек Ганг и Джамна. Разумеется, чтобы выражать их интересы, сразу назначены “представители” - в данном случае государственные чиновники. Как эти чиновники будут попадать на соответствующие роли, мутная история, как всегда в подобных случаях. В прошлом учредили бы специальный обряд, в ходе которого река бы “сама выбирала” посредника своей воли. А нынче, что “народ”, что “река” - разницы никакой. Так, для пущей экзотики и привлечения туристов. Можно и “Священный Кавказ” вкупе со “Священным Байкалом” сделать “легальными личностями”.
Но заметьте, в обоих случаях помимо прочего звучит современный и благородный экологический мотив. Сразу становится понятной "классовая сущность" движения зелёных.
yuritikhonravov: (Default)
Собственность больших коллективов - это братская могила вещей. Господство такой собственности - это диктатура пройдох. Такая собственность действительно есть кража. Это непрерывная кража всех у всех. В таких условиях страдание и отчуждение испытывают все. И посредники, которые прямо управляют громадной собственностью, как никто другой ощущают невозможность насладиться подлинной жизнью. Вроде всё есть, но ничего нет. В такой жизни всё зыбко и переменчиво, кроме страха.

Все революции осуществляются посредниками. Как буржуазные, так и антибуржуазные. Если переложить эту мысль на немного другой язык, она станет очевидной до банальности. Массовые события организуются организаторами. Теми, кто знает, что это такое, причём зачастую независимо от личных наклонностей и опыта. В мире условной собственности такими людьми являются только посредники, которые если не сами постоянно занимаются организационной работой, то с детства видят, как этим занимаются все их родственники и знакомые. Поэтому никто не может с ними тягаться в этом деле. Постоянные перевороты - это и есть жизнь посредников. Посмотрите хоть на 1917-й год: и Февральскую, и Октябрьскую революции делали люди одного и того же класса.

Когда мир безусловной собственности только устанавливается, он кажется крайне несправедливым. Ведь устанавливают его сами посредники, которым надоело постоянно трястись за свои жизнь и благосостояние. Они попросту делят то, что раньше считалось божьим или общим. Делят они это навсегда, то есть с этого момента никто ничего не вправе у них отнять. Огромные массы людей, хотя в действительности им ничего никогда не принадлежало, чувствуют себя ограбленными. Даже если они и сознают, что по сути и так ничего не имели, то по крайней мере сожалеют о шансе, иллюзию которого для любого человека всегда поддерживает посредническая иерархия. Теперь же им представляется, что собственность поделена большими кусками навеки и потомки одних всегда будут ею владеть, а потомки других всегда будут нищенствовать. На самом деле это, конечно, не так. Именно благодаря наследованию собственность имеет тенденцию дробиться (наследниками могут быть не только прямые потомки). Дробится она и благодаря интенсификации обмена, которая обеспечивается безусловной собственностью. Так что уже самое позднее в следующем поколении настоящий шанс появляется у всех.

Но вначале это совершенно непонятно. И энергию обездоленных вполне могут использовать обиженные посредники, которым не досталось столько, сколько они рассчитывали, или которые просто лучше себя чувствуют именно в мутной воде условной собственности. Большевики - самые гениальные посредники в истории. Они совершили антибуржуазный переворот, пообещав собственность вообще всем обездоленным (а к таковым в мире условной собственности себя всегда относит подавляющее большинство населения). “Теперь всё ваше! Забирайте”. Забрали. Чуть не подавились. Конечно, при этом на время была допущена некоторая социальная мобильность, так что в состав посреднической иерархии на условиях довольно жестокого отбора прибыло много свежей крови.

Поэтому, хотя революции вообще не бывают справедливыми и хотя справедливость не является абсолютным условием буржуазной революции и установления безусловной собственности, справедливость необходима как мера сдерживания, предохраняющая от неофеодальной контрреволюции. Раздел условной собственности должен быть настолько справедливым, насколько это вообще возможно. Но важнейшей мерой является просвещение народа и разоблачение лжи всех форм условной собственности. Эта мера, как уже говорилось, должна предварять любые организационные шаги.

И первым объектом такого рода революционной пропаганды должны быть сами посредники, сами власти. Каждый человек, особенно каждый облечённый властью, в том числе вооружённый (полицейский, военный, контрразведчик, следователь, судебный пристав), должен понимать, что всё должно быть хозяйским, что общее, государственное, клановое, народное и даже божье - это неправильно и плохо, это безнравственно, это не по-божески, это варварство, это неэффективно, это обрекает на отставание и поражение. Лучше вещь будет дана несправедливо, но тому, кто действительно будет за неё отвечать, чем якобы справедливо, но тем, кто не имеет с ней никакой прочной связи.
yuritikhonravov: (Default)
Буржуазия за 500 лет совершила несколько десятков социально-политических переворотов, и вот надо опять.

Всего 4 пункта.

Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)

В Америке есть целое движение против того чтобы признавать корпорации отдельными личностями, у которых есть свои права, в том числе конституционные: https://movetoamend.org (продолжим об условной собственности и посредниках). И это не просто какое-то локальное движение разгневанных граждан, хотя оно прямо связанно с Occupy Wall Street, это общенациональное движение, которое включает в себя множество организаций и известных деятелей, в том числе политических. В рамках инициативы этого движения разными муниципальными и региональными органами принято уже более 300 правовых актов.

Дискуссия на тему сorporate personhood идёт аж с 1818 года, когда Верховный суд США впервые проявил такое отношение к корпорациям, и обострилась в 2010 году, когда тот же суд отменил закон, запрещающий корпорациям финансировать избирательные кампании, причём мотивируя это тем, что де корпоративные личности имеют в этом отношении такие же права, как и личности индивидуальные. С этих пор американцы хотят внести в свою конституцию новую поправку, которая бы, попросту говоря, запретила считать корпорации личностями или приравнивать их к личностям в каком-либо смысле. При этом большинство высокопоставленных судей в этом вопросе на стороне корпораций. А на чьей стороне Трамп?

Ситуация пока неопределённая, и наблюдатели не могут прийти к однозначному выводу. С одной стороны, Трамп брызжет антибюрократической риторикой, рекомендует себя сторонником простоты и простого человека. Кроме того, он всячески третирует судебную систему. Но с другой стороны, он выдвинул в Верховный суд Нила Горсача, который как раз является ярым приверженцем корпоративной личности. Не тот ли это случай, когда все слова следует пропустить мимо ушей и смотреть только на дела? Кроме того, критики Трампа говорят, что он собирает “правительство миллиардеров”, которое как раз и будет защищать корпорации. В то время как знаменитое судебное дело, после которого обострилась дискуссия о корпорациях, было связано с тем, что организация “Объединённые граждане” разместила в 2008 году на деньги корпораций ролик против Хилари Клинтон.

Корпорации стали считаться отдельными субъектами в США всего через каких-то 40 лет после Декларации независимости. Это какая-то магическая цифра, которая обозначает срок, когда посредники берут реванш. Ведь ещё в 1245 году римский папа Иннокентий IV заявил, что у корпораций нет ни души, ни совести, ни воли, ни сознания и что они лишь отвлечённые понятия, правовые наименования, воображаемые и фиктивные лица. Поэтому, в частности, их нельзя отлучить. Но он это говорил в эпоху, когда, например, собственниками отдельных храмов считались их святые покровители, разумеется давно почившие, а клирики могли выступать как посредники их воли. В 16 веке, ровно 500 лет назад, началась Реформация, а за ней последовали секуляризация церковной собственности, антиклерикализм, вольнодумство, салонный атеизм и прочее “расколдовывание мира”. И вот нашёлся человек, сделавший великое открытие. Он придумал, чем заменить богов и духов умерших. Это точно такие же мистические сущности (corpus mysticum), только реальные! Большие коллективы. Народ, общество, государство, церковь, классы, корпорации.

Томас Гоббс, Левиафан, 1651 год, Введение:

Углубиться )

yuritikhonravov: (Default)
Обновил текст о собственности: добавил про сеть, нацию, церковь, Трампа, приватизацию 90-х, liberum veto и кое-что ещё. Считаю своим главным политическим высказыванием.

http://polit.izm.io/ru/analytics/analytics-o-vechnoy-sobstvennosti
yuritikhonravov: (Default)
1. Собственность условная и безусловная

Собственность есть власть человека над человеком в отношении той или иной вещи.

Собственность – это не власть человека над самой вещью. Предположим, мы с вами договорились, что моя собственность звезда Альфа Центавра. Физически я не могу ничего с ней сделать, даже увидеть её. Но даже если вы приблизитесь к ней с необходимой технической мощью, моя собственность означает, что я могу потребовать ничего с ней не делать. Или могу разрешить что-то сделать, но за назначенную мной плату. Если же вы не выполните мох требований, то станете нарушителем моего права собственности.

Идея собственности определяет отношение человека к самому себе и к другим людям. Ещё Аристотель заметил, что понятие собственности, разделяемое людьми, неизбежно распространяется и на самих этих людей. Потом эту мысль повторил Локк. В обществе господствует одно понятие собственности для всех видов вещей. Невозможно существенно долго для одних вещей соблюдать одно понятие собственности, а для других другое. Поэтому вопрос собственности – это вопрос, кому и на каких условиях принадлежу я и кому и на каких условиях принадлежишь ты. Себе? Богу? Народу? Каким-то непонятным людям?

Собственник бывает безусловный и условный.

Безусловный собственник – это субъект, который в любой момент может непосредственно выразить свою волю в отношении своей собственности.

Условный субъект собственности – это субъект, который либо вообще не может выразить свою волю непосредственно, либо может делать это лишь иногда.

Здоровый совершеннолетний индивид – это безусловный собственник. Коллектив из трёх человек тоже. Три человека могут в любой момент собраться, договориться и принять действительно общее решение. Коллективы от 5 до 10 человек могут быть как условными, так и безусловными собственниками. Коллективы более 10 человек почти всегда чисто условные собственники. Им крайне трудно, почти невозможно собираться и договариваться всякий раз, когда это необходимо. Они вынуждены обзаводиться посредниками, которые будут выражать коллективную волю в нужные моменты.

Поэтому любой народ может быть только условным собственником, который действует через посредников. Даже референдум не есть непосредственное выражение воли народа. Это только одна из необходимых ступеней такого выражения. Ведь недостаточно, чтобы все люди высказали своё предпочтение тому или иному решению. Нужно ещё согласовать эти предпочтения, как это делается в небольших коллективах, чтобы это была действительно единая воля, а не механическая сумма или скорее разница воль. Для больших коллективов это попросту невозможно. Не говоря уже о том, что кто-то должен составить список возможных решений (все бытующие в народе предложения невозможно поставить на голосование) и кто-то должен принять решение о самом референдуме. Всё это делают посредники.

Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Я уже писал, что разделение на левых и правых не имеет никакого значения для современности, все разногласия среди тех, кто так себя называет, касаются только далёкого прошлого, то есть чисто декоративные, игровые. Точно таковы же различия между “либералами-мультикультуралистами” и “националистами”. Поэтому и все надежды на вступающего сегодня в должность Трампа носят такой же характер, то есть они совершенно ложные - как для самих американцев, так и для обитателей “остального мира”. Трамп как явление есть лишь новая обёртка для продолжения одной и то же последовательной политики, которая связана не с бубенцами и фейерверками, а с реальными интересами реальных групп.

Мультикультурализм и национализм служат одной и той же цели, только на разных этапах. Мультикультурализм нужен был для того, чтобы начать ввозить дешёвую рабочую силу из бедных стран. Национализм нужен для того, чтобы продолжать это делать, причём на более выгодных условиях.

То и другое прямо соответствует интересам самых обычных предпринимателей - прежде всего тех, кто может сам ввозить дешёвую рабочую силу или кто может воспользоваться тем, что ввозят другие. Предприниматели, как мы знаем, это и есть капиталисты, и именно в этом смысле мультикультурализм и национализм типичные буржуазные идеологии.

Местная рабочая сила представляется капиталисту неоправданно дорогой, что по его мнению тормозит развитие бизнеса ("зажрались"). Он может вывезти своё предприятие в бедную страну или может привезти рабочую силу этой страны домой.

Но в бедной стране свои власти. С ними надо договариваться, им тоже надо платить. Кроме того, они в любой момент могут попросту отнять твоё предприятие. Поэтому использовать рабочую силу из бедной страны у себя дома, где своя же власть, это самое выгодное.

Но ввоз чужаков всегда ведёт к конфликтам, поначалу бытовым, а потом и более масштабным. Прежде всего сам капиталист рассматривается как предатель своей нации. Кроме того, он завозит прямых штрейкбрехеров и учиняет демпинг на рынке рабочей силы, разрушая плоды социальной борьбы нескольких поколений местных работников. Мультикультурализм направлен против любого подобного протеста. “Это такие же люди, как и мы”. “Мы обязаны им помочь”. “Разнообразие культур - это благо”. В рамках этой идеологии всякое выступление против импорта дешёвой рабочей силы осуждается как расизм, проявление ненависти, наследие колониализма и проч.

Когда задача мультикультурализма решена и ввоз рабочей силы из бедных стран стабилизирован, появляется новая задача. Надо сделать так, чтобы уже сами мигранты не могли торговаться и бороться за свои права. Для этого используется энергия, которая связана с раздражением местного населения против чужаков-штрейкбрехеров. Когда это раздражение оформляется в националистическую идеологию и возводится в ранг государственной политики, мигрантам становится почти невозможно что-либо делать для улучшения своего положения. В любой момент могут попросту вышвырнуть, и никто не поддержит.

Одновременно с этим или чуть раньше вывоз предприятий в бедные страны можно свернуть и, даже наоборот, начать специально разрушать экономику этих стран всеми способами, вплоть до прямых бомбардировок, чтоб у их рабочей силы не было другого выхода, кроме как ехать пусть даже в недружелюбные, но богатые регионы за работой. То есть каким бы тяжёлым ни было положение мигранта, возвращаться ему некуда.

Для коренных работников богатых стран во всех случаях результат один: на фоне мигрантов они должны резко снизить стоимость своей рабочей силы и, соответственно, качество своей жизни. Разумеется, под флагами "объединения нации и мобилизации ради нового величия".
yuritikhonravov: (Default)
Футуршок - это наверно когда люди не могут и не хотят осознать слишком быстро наступившие перемены. Вместо этого они погружаются в какую-то игровую реальность, отражающую только что бывшее под носом прошлое. Любопытнее всего это проявляется в политике. Вот, например, игра в “красные и белые”, “левые и правые”. Никаких левых и правых уже давно по сути нет. В отношении к реальной политике между теми, кто так себя называет, нет никакой разницы. И среди тех, и среди этих в равной мере есть и государственники, и либертарианцы, и монархисты, и парламентаристы, и сторонники диктатуры, и демократы, и сторонники национализации, и сторонники приватизации, и революционеры, и консерваторы. А из-за чего же они тогда лаются? Исключительно из-за персонажей прошлого. “Че Гевара против Пиночета” или “Колчак против Сталина”. Страсти ничуть не меньшие, чем когда маленькие дети играют в солдатиков. Похоже, что участники виртуальных заварушек так и видят себя на месте канувших в прошлое тиранов и революционеров, ораторов и воинов. И повергают, повергают друг друга, а паче всего своих виртуальных оппонентов, каковых даже нельзя отождествить с давно умершими персонажами, потому что условия нынешней игры не имеют почти ничего общего с тем, что было тогда.
yuritikhonravov: (Default)
Народная государственность - это панархия при сохранении территориального государства, которое выступает инициатором панархического устройства и его верховным арбитром. Иными словами, народная государственность - это панархия сверху.

Сегодня наиболее заинтересованными в панархии силами являются транснациональные корпорации, а также религиозные и вообще идеологические общины, каковые по сути и являются прототипами внетерриториальных государств. Однако они неготовы преодолевать сопротивление крупных территориальных государств и не в состоянии даже договориться друг с другом. Корпорации по своей природе вообще ориентированы исключительно на извлечение прибыли для своих владельцев и в силу своей природы не могут предложить человеку реальные альтернативы жизненного устройства. А ведь смысл панархии именно в том, чтобы человек до предела мог реализовать своё право на выбор особенного образа жизни. Корпорации способны извратить идею панархии, давая людям лишь псевдовыбор, слегка прикрытый рекламными лозунгами. Идейные же сообщества совершенно разрозненны, и среди них встречаются совершенно некомплементарные, то есть такие, которые ни при каких условиях не могли бы вписаться в систему сообществ, где люди разных образов жизни могут бесконфликтно жить друг рядом с другом.

Между тем, система внетерриториальных самоуправляемых общин нуждается в том, чтобы установление межобщинных правил и арбитраж в случае межобщинных и трансобщинных споров осуществляла могущественная и нейтральная инстанция, признаваемая всеми общинами. Эта инстанция должна также контролировать образование и ликвидацию персональных юрисдикций. Если, скажем, некая персональная юрисдикция не предлагает никакого оригинального способа разрешения споров и вообще не связана с особенным образом жизни либо если её предложение заведомо некомплементарно, данная инстанция не должна допустить оформления данной юрисдикции. Если персональная юрисдикция была образована, но позже утратила своё идейное содержание либо проявила свою некомплементарность, рождая постоянные конфликты и отказываясь их урегулировать, она должна быть принудительно ликвидирована.

Ресурсами и авторитетом для решения таких задач сегодня обладает только территориальное государство, которое и возникло как институт в 17-18 веках, будучи просвещённой альтернативой слишком ограниченным клановым, цеховым и религиозным сообществам, неспособным поддерживать стабильный межобщинный мир при всё возрастающем межобщинном взаимодействии.
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Разделение государств по территориальному принципу есть не что иное, как политическая сегрегация. Выбираете другое общественно-политическое устройство - живите в другом месте. А тут живут только выбравшие вот это устройство. Мы не можем жить рядом.

Порочность такой сегрегации поняли сегодня многие после выборов в мировом государстве (к которым почему-то допущены только жители определённой территории, что само по себе вызывает недоумение). Не понравился демократический выбор - надо уезжать в другую страну. “Трап не наш президент” - придётся жить в Канаде. От мирового государства, однако, никуда не уедешь.

Всё это происходит потому, что даже демократия при территориальном устройстве есть навязывание выбора одних другим. Вам нравилось когда “правильные” люди навязывают свою волю “неправильным”, а теперь случилось обратное.

Между тем, при панархическом устройстве люди совершенно разного выбора могут свободно и мирно жить бок о бок. У вас один президент, у нас другой. У вас президент, у нас парламент. У вас парламент, у нас монарх. У вас ступенчатые выборы, у нас прямые. У вас представительная демократия, у нас прямая. У вас мультикультурная власть меньшинств, у нас этническое государство. У вас государство, у нас самоуправляемое анархическое общество. У вас капитализм, у нас социализм. Хотите - вы к нам. Нам разонравится наше - перейдём к вам или к кому-нибудь ещё.



Напомню, что такая свобода социально-политического выбора делает даже проблему коррупции несущественной. Я могу терпеть коррупцию в каком-либо устройстве, если там есть какие-то более важные преимущества. Если нет, я просто выбираю другое устройство. Конкуренция устройств заставляет правителей выбирать оптимальную стратегию поведения. Будешь слишком много воровать и слишком злоупотреблять властью - потеряешь всех подвластных.

Но каким же образом могут уживаться рядом, на одной и той же территории разные государства и общины? Например, исламское государство и еврейское государство или СССР и США или Золотая Орда и Римская империя.

Вопрос этот может быть решён только одним способом: допущенные для выбора общественно-политические устройства должны быть комплементарны, то есть принципиально совместимы. Все остальные устройства просто не допускаются.

Критерий совместимости очень прост, он состоит из двух моментов.
Углубиться )

Profile

yuritikhonravov: (Default)
yuritikhonravov

May 2017

M T W T F S S
1 234 56 7
89 101112 1314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 02:34 pm
Powered by Dreamwidth Studios