yuritikhonravov: (Default)
Истинный коммунизм - это собственность всего человечества на все средства производства. Чтобы человечество было подлинным собственником, а не номинальным, от имени которого действуют какие-то жулики, должен быть возможен оперативный консенсус всех живущих в мире людей. Для этого может быть необходим, например, искин-посредник, который способен одновременно общаться со всеми людьми и быстро находить общее, устраивающее всех решение. Но и этого было бы недостаточно.

В силу габаритов человечества и его собственности этот искин-посредник беспокоил бы вас постоянно. Необходимость принимать судьбоносные решения о средствах производства возникала бы каждую йотосекунду, а то и чаще. Вам, опять-таки, пришлось бы всё бросить, чтобы только этим и заниматься, и то времени бы не хватало, хотя бы потому, что ведь бывают же и всякие серьёзные несогласия, преодоление которых нетривиально. То есть все решения сильно бы тормозились.


Grace Howl, The Edge of Time Space and Reason
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Продолжение, начало здесь.

0. Англосаксы подключились к бурному обсуждению коллективной воли в конце 40-х. Это были Робин Коллингвуд (Collingwood) с его книгой “Новый Левиафан” и Хьюэл Дэвид Льюис (Lewis) с его книгой “Коллективная ответственность”. В отличие от большинства немцев-феноменологов, они были ярыми индивидуалистами и отрицали, что существует какая-то коллективная личность со своей волей помимо воли отдельных человеческих личностей. Англосаксонский индивидуализм и предопределил то обстоятельство, что наследие феноменологии не пользуется особенным спросом в современных дискуссиях, за двумя исключениями - известного Макса Шелера и малоизвестной Герды Вальтер (Walther). Шелер считал, что коллективная воля не ограничивается индивидуальным сознанием, но и не выходит за его пределы. Благодаря этому прекрасному образчику философской уклончивости он и остался в поле зрения современных индивидуалистов, которые хотя и не пользуются его идеями, но и не забывают о нём. Вальтер же, напротив, создала чёткую модель, которая очень напоминает современные.
Согласно Вальтер, майдан является коллективной волей, если
1) ты хочешь устроить майдан;
2) он хочет устроить майдан;
3) ты сопереживаешь ему;
4) он сопереживает тебе;
5) ты отождествляешь его желание со своим;
6) он отождествляет твоё желание со своим;
7) вы оба знаете, что у вас есть такие желание, сопереживание и отождествление.
Если большинство немецких доктрин коллективной воли так или иначе допускало, что её суть можно выцедить откуда-то из воздуха, не обращаясь к членам коллектива, то у Вальтер требуется опросить каждого, что он думает и чувствует. Это означает, что коллективная воля выясняется только благодаря консенсусу.

1. Мы-интеция Вилфрида Селларса (Sellars) - отправная точка ныне идущей англосаксонской волны.
Согласно Селларсу, майдан является коллективной волей, если
1) ты хочешь устроить майдан;
2) он хочет устроить майдан;
3) поскольку одному тебе майдан не по силам, ты хочешь, чтобы и он устроил майдан;
4) поскольку одному ему майдан не по силам, он хочет, чтобы и ты устроил майдан;
5) вам вместе майдан по силам.
При этом каждый отдельный человек может ошибаться насчёт того, что другой тоже хочет устроить майдан. Поэтому чтобы выяснить такую коллективную волю, надо опросить каждого. Только если каждый скажет одно и то же, можно сказать, что майдан есть воля данного коллектива. Таким образом, единственным способом выяснить коллективную волю по Селларсу является консенсус. Это вполне соответствует сути майдана: консенсус против выборов и мнения большинства.


Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Два года назад я был в Йошкар-Оле и поразился тому, как местный губернатор, вложив огромные средства в строительство, создал уникальный культурный феномен. Подумалось даже, сколько прекрасного можно сделать, если хотя бы часть средств не прятать в матрасы, вывозить, прогуливать и проч., и как же здорово, если хотя бы кто-то это делает. Там возникли целые великолепные районы, посвящённые Италии, Фландрии и т.п. И всюду под видом тех или иных деятелей европейского прошлого, которым поставлены памятники, посвящены здания и проч., запечатлены инициалы самого губернатора, который, видимо, стремился отождествить себя с мужами эпохи Возрождения.

Сейчас он мучается в тюрьме.

Почитайте, это очень поучительно: “Арестованный экс-глава Марий Эл пожаловался на отсутствие туалетной бумаги и трусов”
А теперь напомню несколько фраз из моей серии о собственности:

В любой момент ты можешь стать фактическим собственником огромного имущества. И в любой момент ты можешь потерять всё, включая самого себя. Всё зависит то того, нравишься ты посредникам или нет и каково соотношение сил между их группировками. (О вечной собственности)

Такая [условная] собственность действительно есть кража. Это непрерывная кража всех у всех. В таких условиях страдание и отчуждение испытывают все. И посредники, которые прямо управляют громадной собственностью, как никто другой ощущают невозможность насладиться подлинной жизнью. Вроде всё есть, но ничего нет. В такой жизни всё зыбко и переменчиво, кроме страха. (Кто будет делать революцию)

Непонятно, кто, как и почему принимает решения, все всё время гадают и говорят про какой-то “хитрый план”, постоянно кого-то вдруг выгоняют, арестовывают или даже сажают в тюрьму, кто-то сбегает к прямым врагам и проч. и проч. И сейчас правители России, включая верховного, не знают покоя. Как они закончат свои дни? Успеют дожить во дворце или окажутся в изгнании, в нищете, а может, и в тюрьме? Можно лишь гадать. Разве это жизнь? Вы не устали от такой жизни, милостивые государи? (О вечной собственности)
yuritikhonravov: (Default)
Надежда на коммунизм - это надежда на большой консенсус. В этом сходятся все коммунисты - от анархистов до троцкистов. Если первобытный коммунизм - это коммунизм малых групп, или сетевой коммунизм, то в наши дни речь идёт о народах и человечестве в целом. Для полной победы коммунизма всё человечество должно стать собственником, то есть уподобиться оперативному коллективу и стать единой коллективной, или симфонической, личностью. Великое должно стать малым.


Оперативный коллектив совпадает с малой, или первичной, группой в социологии и психологии. Малая группа - это группа, все участники которой могут находиться в постоянном и непосредственном взаимодействии. “На площади сто тысяч коммунистов, никто не упускает друг друга из виду” - это фантастика, которая как раз и характеризует несбыточность надежды на большие коллективы как на личности со своей волей. Сколько же человек может не упускать друг друга из виду? Мне встречались разные оценки верхнего предела малой группы - 12, 15, 20 и даже 40 человек. Длительные дискуссии вокруг того, сколько учащихся максимум должно быть в одной учебной группе или в одном классе, чтобы учитель мог взаимодействовать с каждым, также колеблются от 20 до 40. Надо, однако, учитывать, что просто взаимодействовать и даже учиться гораздо легче, чем принимать решения, тем более решения о собственности. В последнем случае все конфликты, какие тлеют в группе, разгораются до предела. Чем больше группа, тем больше нужно дополнительных условий, чтобы она была способна принимать действительно общие решения.
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Теология собственности лежит в самой глубине всякой культуры, это фундамент всякого общества. Не изменив теологию собственности, нельзя изменить действительных отношений собственности.

Теология собственности должна исключать всякую возможность отчуждения собственности на основе знаков Божьей воли.

Это не значит, что у Бога нет воли или что её нельзя прочесть по каким-то знакам. Но само понимание отношений Бога и мира, Бога и человека, так же как толкование Откровения, должно исключать, что Бог в какой-то момент пожелает отнять вещи у тех или иных людей. Вещи с человеком навсегда, если только он сам не захочет с ними расстаться. Это и есть вечная и неизменная воля Бога. Всякий, кто отнимает вещь у человека, совершает преступление не только против воли этого человека, но и против воли Бога.

Всякая личная собственность - это личный завет Бога и человека. Судьба вещей человека - это и судьба самого человека, который есть одна из этих вещей. Это касается и будущей судьбы, воскрешения, вечности, гибели и спасения, ада и рая. Любое насильственное вмешательство в эти отношения есть злодеяние метафизического масштаба. Даже потеря вещи в результате стихийного бедствия не является знаком прекращения права собственности.

Представим себе дополнительные четвёртый и пятый сюжеты в притче о талантах. Господин дал рабу три таланта, но пришёл какой-то человек и отнял их. А ещё одному рабу дал четыре таланта, но пришёл другой раб и сказал, что пока господина нет, он будет передавать его распоряжения, узнанные через стеклянный шар, брошенные кости и природные знамения. Что скажут вернувшемуся господину все эти люди? И что скажет сам господин?


"Десница Божья" в космосе

Значит ли всё это, что Бог не является собственником мира и всех вещей в нём, включая человека?
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Аргумент, согласно которому некоторый уровень кооперации труда не может обойтись без коллективной собственности на средства производства, одновременно глуп и лукав, то есть он хорошо выражает характер посреднического сообщества на поздних стадиях его жизни.

Глуп он потому, что между организацией производства и характером собственности нет прямой связи. Это совершенно разные аспекты нашего существования. Но как раз в смешении этих аспектов и состоит лукавство.

Мастер своего дела и руководитель могут не то что не быть собственниками - они могут быть даже рабами, как это происходит, например, на современных предприятиях, которыми владеют преступные группировки. Собственник может вообще ничего не понимать ни в какой детали производства и не уметь им управлять в целом.

Собственник средств производства - это тот, у кого власть допустить тех или иных специалистов до этих средств или не допустить. При этом он может руководствоваться критериями максимальной прибыли или максимального удовлетворения потребностей общества, просто слушать, что ему говорят знатоки, или поступать по наущению внутренних демонов. Он может перепрофилировать доставшиеся ему средства производства в сторону более знакомой ему сферы, сдать их в аренду, продать, подарить, забросить, раздать бедным, закопать в землю, попросту уничтожить. Судьба его собственности связана с его личной судьбой, поэтому каждое его решение на этот счёт носит экзистенциальный, а не технический характер. Мастера и управляющие руководствуются критериями, заданными собственником, и выполняют стратегическую задачу, заданную собственником. Ничего поменять в этом отношении они не могут.


Что меняет в этой ситуации коллективная собственность?
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
И дня не проходит без новостей о самых мрачных преступлениях громадных корпораций. И это только вершина айсберга. Вообще само существование корпораций, которые устроены так, что не могут не совершать всевозможных злодейств, является лучшим аргументом против коллективной собственности в любой её форме.

Одного этого достаточно, чтобы понять, что корпорации должны быть распущены, а их собственность преобразована в заёмную с понятными персональными собственниками.

При этом посмотрите на корпорации и умножьте это как минимум на 10, чтобы представить, как обстоят дела в любом владеющем существенной собственностью государстве. И сделайте соответсвующие выводы. Корпоративные клерки и государственные чиновники договариваются друг с другом легче легкого, так как это люди одной социальной природы.

Это же касается и любой формы социализма. Ленин не зря писал, что “социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращённая на пользу всего народа” (“Грозящая катастрофа и как с ней бороться”, 1917). То есть разница между корпорацией и социалистическим государством чисто субъективная. Кто оценивает и контролирует эту обращённость на пользу всего народа? Совершенно верно, это посредники несуществующей “воли народа” и по совместительству знатоки его “объективных потребностей”. Мы уже видели, как они могут поменять своё понимание пользы всего народа. Как угодно и когда угодно.



Как вообще возникли корпорации и прикрывающие их юридические лица? Зачем были нужны эти заведомые фикции?
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Посмотрел три фильма в одном и том же сеттинге: старые друзья собираются в доме на вечеринку. Два американских, один итальянский.

Насколько же американская культура оторвалась от европейской, просто с ума сойти. В годы моей юности итальянский кинематограф считался одной из вершин. Американцы делали жвачку, а итальянцы, так же как французы, немцы и русские - искусство. Если кто и делал по-настоящему интересное кино в Америке, так это выходцы из Европы, как Милош Форман. А что теперь? Наше кино лучше вообще не бередить, но с итальянским и французским дела обстоят не лучше. Глупые, блёклые и, главное, совершенно пустые картины. Мало того что никакой мысли, так ещё и банальность на банальности, пережёвываются ходы полувековой и более давности.

Возьмём итальянский фильм 2016 года Perfetti sconosciuti. По сути это переделка истории Пристли аж 1932 года (Dangerous Corner; хороша наша экранизация 1972 года, поставленная Басовым). Только сделано всё как-то глупо, да ещё за уши притянуто к современности. “Наш мобильный хранит все наши секреты, а это очень опасно!”, - ууу, какая глубокая и оригинальная мысль.

А теперь возьмём американские фильмы ровно с тем же сеттингом: Coherence (2013) и The Invitation (2015). По различным признакам вроде актёрской игры, операторской работы и проч. фильмы средние. Никаких спецэффектов, всё камерно, по-европейски. Но, господа, истории и лежащие в их основе мысли по крайней мере новые. Начинается всё нарочито банально. Затем привносится дополнительный элемент: в первом случае научно-фантастический, во втором речь о религии. Но потом всё развивается совсем не так, как вы ожидаете, и приводит к совершенно нетривиальным выводам.

Почему так произошло? Как провинциальная культура столь быстро и столь далеко опередила столичные?
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Главный тезис всякой конспирологии состоит не в том, что какая-то небольшая группа людей организует те или иные масштабные события, а в том, что никогда неизвестно, что это за группа. Ни один конспиролог не скажет, ни как называется эта группа, ни кто именно в неё входит, ни даже по какому принципу в неё попадают. Мировая Закулиса не просто в тени, не просто не афиширует себя - она в принципе непостижима, вы никогда не сможете её как-либо определить. Последовательные конспирологи также утверждают, что неизвестны даже мотивы всемирных заговорщиков. Они делают всё значимое в этом мире, но зачем - опять непроглядная тайна. Потому что приписывание каких-либо чётких целей - это уже способ определить группу, вычислить её по интересам.

Нетрудно понять, что конспирология - это естественное сознание условной собственности. Посредники должны выражать некую божью или общую волю, которой нет. Что же они тогда выражают? А неизвестно что. Это всегда туман, всё более сгущающийся в непроглядную мглу. В мире посредников тайна, недосказанность, муть - главные атрибуты бытия. Он, этот мир, порождает все формы самого радикального иррационализма. Условная собственность по самой своей сути есть способ бесконечно избегать ответственности за вещи. Каждый посредник стремится перекладывать решения на другого, и она, эта ответственность, в конечном итоге растворяется. Никогда не узнаешь, кто принял то или иное решение. “Коллектив решил”. “Партия решила”. “Корпорация решила”. “Государство решило”. "Народ решил". Наконец, жизнь посредников - это постоянные интриги, заговоры и перевороты, вечная борьба, в которой ни одна сторона не видит противника ясно. Условия борьбы размыты, всё происходит тайно, “под ковром”, все постоянно друг друга предают, меняют стороны и проч. и проч. В таком мире что бы ни происходило, всегда истолковывается как чьи-то действия против кого-то, но никогда непонятно, чьи именно и против кого.

Мир безусловной собственности - это мир хозяев, которые не только не скрывают себя, но, наоборот, ярко и даже порой навязчиво демонстрируют. “Смотрите, это я, это мои вещи, это я с ними сделал то, что вы видите”. “Это моё, а не ваше, не трогайте мою собственность”. В мире безусловной собственности царствуют беспощадная ясность и грубый рационализм. Все конспирологические допущения для него оскорбительны и могут говорить только о преступлениях. Кто хочет скрыть себя? Только тот, кто делает нечто предосудительное.

Можно было бы сказать, что все мыслители, которые проецируют конспирологические модели на мир безусловной собственности, просто дикари, которые применяют к цивилизованному миру свои дикарские мерки. Часто это именно так. О мире хозяев, где всегда видно, кто принял те или иные решения, они говорят как о затхлом и трусливом мире подковёрных манёвров: “Люди решили” или часто просто “решили” сделать то-то и то-то. Кто решил, неизвестно. В конспирологии, как и в мире условной собственности, нет субъекта. Есть его суррогат, размытый, безликий и тёмный призрак.

Но не будем торопиться списывать конспирологию и конспирологов. Мы живём в мире корпоративной контрреволюции, где условная собственность возвращается. Корпоративный мир - это именно мир условной собственности, мир тайны, мир конспирологии.

Попробуйте определить, например, кто хозяин Apple. Компанию, как и положено, основал оперативный коллектив из трёх человек - Рональд Уэйн, Стив Возняк и Стив Джобс. Но они уже давно не собственники. Знаменита история, как Джобса выгнали, а через 12 лет вернули в качестве консультанта, а потом и менеджера. Бывает, когда верховный посредник по тем или иным причинам ведёт себя подобно безусловному собственнику. Он действует помимо всей иерархии и может выгнать кого угодно. Именно так вёл себя, например, Сталин, которого потому и прозвали “Хозяином”. Управляющий в таких случаях относится к управляемому имуществу как к своему со всеми вытекающими отсюда последствиями. “Хозяин” - это высшее звание, до которого в принципе может дослужиться посредник.

Но на самом деле он, конечно же, никакой не хозяин. Любой самый жестокий и авторитарный диктатор всего лишь временная компромиссная фигура. Когда “хозяин” умирает, закономерно возникает конспирологическая уверенность, что он пал жертвой борьбы между группировками посредников. Часто именно так и случается. Даже если его не прямо убили, а умер сам, то либо “дали умереть”, то есть не дали вовремя нужного лечения, либо попросту не успели убить, то есть естественная смерть опередила убийц. Это, повторим, закономерно для мира посредников. Поэтому и смерть Сталина, и смерть Джобса окружены облаком всевозможных слухов и версий.

Так кто же сегодня собственник этой гигантской компании, основанной тремя людьми? Это не какая-то личность или группа личностей. Это группа юридических лиц, фикций. А каждое из этих юридических лиц - это группа других юридических лиц. И так чуть ли не до бесконечности. Определить, что за люди в конечном итоге стоят за этой огромной собственностью, практически невозможно. Зачем они себя скрывают? Разумно предположить, что они попросту злодеи, преступники, которые не хотят, чтобы их изобличили.

Вот почему с фикциями, которые обозначают условную собственность, должно быть покончено. Только это могло бы сделать конспирологию действительно уделом одних дикарей и сумасшедших.
yuritikhonravov: (Default)
Пока американцы добиваются, чтобы перестать уподоблять людям корпорации, в Новой Зеландии и Индии к людям приравняли пару рек.
Сначала новозеландский суд утвердил соглашение 2012 года между Британской Короной и Фондом попечителей реки Уонгануи, где реке придан соответствующий статус. А вслед за этим суд индийского штата Уттаракханд сделал то же самое для священных рек Ганг и Джамна. Разумеется, чтобы выражать их интересы, сразу назначены “представители” - в данном случае государственные чиновники. Как эти чиновники будут попадать на соответствующие роли, мутная история, как всегда в подобных случаях. В прошлом учредили бы специальный обряд, в ходе которого река бы “сама выбирала” посредника своей воли. А нынче, что “народ”, что “река” - разницы никакой. Так, для пущей экзотики и привлечения туристов. Можно и “Священный Кавказ” вкупе со “Священным Байкалом” сделать “легальными личностями”.
Но заметьте, в обоих случаях помимо прочего звучит современный и благородный экологический мотив. Сразу становится понятной "классовая сущность" движения зелёных.
yuritikhonravov: (Default)
Собственность больших коллективов - это братская могила вещей. Господство такой собственности - это диктатура пройдох. Такая собственность действительно есть кража. Это непрерывная кража всех у всех. В таких условиях страдание и отчуждение испытывают все. И посредники, которые прямо управляют громадной собственностью, как никто другой ощущают невозможность насладиться подлинной жизнью. Вроде всё есть, но ничего нет. В такой жизни всё зыбко и переменчиво, кроме страха.

Все революции осуществляются посредниками. Как буржуазные, так и антибуржуазные. Если переложить эту мысль на немного другой язык, она станет очевидной до банальности. Массовые события организуются организаторами. Теми, кто знает, что это такое, причём зачастую независимо от личных наклонностей и опыта. В мире условной собственности такими людьми являются только посредники, которые если не сами постоянно занимаются организационной работой, то с детства видят, как этим занимаются все их родственники и знакомые. Поэтому никто не может с ними тягаться в этом деле. Постоянные перевороты - это и есть жизнь посредников. Посмотрите хоть на 1917-й год: и Февральскую, и Октябрьскую революции делали люди одного и того же класса.

Когда мир безусловной собственности только устанавливается, он кажется крайне несправедливым. Ведь устанавливают его сами посредники, которым надоело постоянно трястись за свои жизнь и благосостояние. Они попросту делят то, что раньше считалось божьим или общим. Делят они это навсегда, то есть с этого момента никто ничего не вправе у них отнять. Огромные массы людей, хотя в действительности им ничего никогда не принадлежало, чувствуют себя ограбленными. Даже если они и сознают, что по сути и так ничего не имели, то по крайней мере сожалеют о шансе, иллюзию которого для любого человека всегда поддерживает посредническая иерархия. Теперь же им представляется, что собственность поделена большими кусками навеки и потомки одних всегда будут ею владеть, а потомки других всегда будут нищенствовать. На самом деле это, конечно, не так. Именно благодаря наследованию собственность имеет тенденцию дробиться (наследниками могут быть не только прямые потомки). Дробится она и благодаря интенсификации обмена, которая обеспечивается безусловной собственностью. Так что уже самое позднее в следующем поколении настоящий шанс появляется у всех.

Но вначале это совершенно непонятно. И энергию обездоленных вполне могут использовать обиженные посредники, которым не досталось столько, сколько они рассчитывали, или которые просто лучше себя чувствуют именно в мутной воде условной собственности. Большевики - самые гениальные посредники в истории. Они совершили антибуржуазный переворот, пообещав собственность вообще всем обездоленным (а к таковым в мире условной собственности себя всегда относит подавляющее большинство населения). “Теперь всё ваше! Забирайте”. Забрали. Чуть не подавились. Конечно, при этом на время была допущена некоторая социальная мобильность, так что в состав посреднической иерархии на условиях довольно жестокого отбора прибыло много свежей крови.

Поэтому, хотя революции вообще не бывают справедливыми и хотя справедливость не является абсолютным условием буржуазной революции и установления безусловной собственности, справедливость необходима как мера сдерживания, предохраняющая от неофеодальной контрреволюции. Раздел условной собственности должен быть настолько справедливым, насколько это вообще возможно. Но важнейшей мерой является просвещение народа и разоблачение лжи всех форм условной собственности. Эта мера, как уже говорилось, должна предварять любые организационные шаги.

И первым объектом такого рода революционной пропаганды должны быть сами посредники, сами власти. Каждый человек, особенно каждый облечённый властью, в том числе вооружённый (полицейский, военный, контрразведчик, следователь, судебный пристав), должен понимать, что всё должно быть хозяйским, что общее, государственное, клановое, народное и даже божье - это неправильно и плохо, это безнравственно, это не по-божески, это варварство, это неэффективно, это обрекает на отставание и поражение. Лучше вещь будет дана несправедливо, но тому, кто действительно будет за неё отвечать, чем якобы справедливо, но тем, кто не имеет с ней никакой прочной связи.
yuritikhonravov: (Default)
Все люди делятся на созидателей и воров. Первые хоть что-нибудь да создают и тем живут. Вторые живут тем, что отнимают созданное другими.

Конечно, есть те, кто делает то и другое.

Тут можно подойти математически: что перевешивает - созидание или воровство. Такой подход лежит в основе католической культуры. Формулы подсчёта могут быть самыми сложными, и в конечном итоге всё решает высокая инстанция, будь то Римская церковь или Академия (и разница уже практически не видна). Например, в 17 веке выходили теологические трактаты, где подсчитывалось, сколько можно украсть в день в соответствии с доходами жертвы, чтобы не совершить смертный грех.

А можно подойти радикально: самый факт воровства полностью перечёркивает какое-либо созидание. То есть если ты хоть немного украл, то никаким созиданием это не искупишь - клеймо остаётся навсегда. Такой подход лежит в основе протестантской культуры. И тут невозможны никакие компромиссы. Даже если ты крадёшь у воров, чтобы вернуть обворованным, ты всё равно вор. Ещё в 16 веке рассказы о Робине Гуде были названы пуританами созданием Сатаны, которое печатается в аду и распространяется в интересах Папы Римского (см. Краткий катехизис для домохозяев Эдварда Деринга, 1572).


В любом случае тот, кто признан вором, проклятое существо. Вор не ценит ни чужого труда, ни чужой собственности, ни самих принципов труда и собственности. Он разрушитель, от него исходит смрад гниения.

Учитывая это, некоторые носители православной культуры, для которых созидание и воровство вообще неважны, а “главное искренность и сердечность”, не должны удивляться, если носители западно-христианских культур их ненавидят лютой ненавистью, презирают лютым презрением и ни во что не ставят ни их заслуг, ни договорённости с ними. Какие у воров могут быть заслуги и какие с ворами могут быть договорённости. Искренний и сердечный вор всё равно вор.
yuritikhonravov: (Default)
Буржуазия за 500 лет совершила несколько десятков социально-политических переворотов, и вот надо опять.

Всего 4 пункта.

Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)

В Америке есть целое движение против того чтобы признавать корпорации отдельными личностями, у которых есть свои права, в том числе конституционные: https://movetoamend.org (продолжим об условной собственности и посредниках). И это не просто какое-то локальное движение разгневанных граждан, хотя оно прямо связанно с Occupy Wall Street, это общенациональное движение, которое включает в себя множество организаций и известных деятелей, в том числе политических. В рамках инициативы этого движения разными муниципальными и региональными органами принято уже более 300 правовых актов.

Дискуссия на тему сorporate personhood идёт аж с 1818 года, когда Верховный суд США впервые проявил такое отношение к корпорациям, и обострилась в 2010 году, когда тот же суд отменил закон, запрещающий корпорациям финансировать избирательные кампании, причём мотивируя это тем, что де корпоративные личности имеют в этом отношении такие же права, как и личности индивидуальные. С этих пор американцы хотят внести в свою конституцию новую поправку, которая бы, попросту говоря, запретила считать корпорации личностями или приравнивать их к личностям в каком-либо смысле. При этом большинство высокопоставленных судей в этом вопросе на стороне корпораций. А на чьей стороне Трамп?

Ситуация пока неопределённая, и наблюдатели не могут прийти к однозначному выводу. С одной стороны, Трамп брызжет антибюрократической риторикой, рекомендует себя сторонником простоты и простого человека. Кроме того, он всячески третирует судебную систему. Но с другой стороны, он выдвинул в Верховный суд Нила Горсача, который как раз является ярым приверженцем корпоративной личности. Не тот ли это случай, когда все слова следует пропустить мимо ушей и смотреть только на дела? Кроме того, критики Трампа говорят, что он собирает “правительство миллиардеров”, которое как раз и будет защищать корпорации. В то время как знаменитое судебное дело, после которого обострилась дискуссия о корпорациях, было связано с тем, что организация “Объединённые граждане” разместила в 2008 году на деньги корпораций ролик против Хилари Клинтон.

Корпорации стали считаться отдельными субъектами в США всего через каких-то 40 лет после Декларации независимости. Это какая-то магическая цифра, которая обозначает срок, когда посредники берут реванш. Ведь ещё в 1245 году римский папа Иннокентий IV заявил, что у корпораций нет ни души, ни совести, ни воли, ни сознания и что они лишь отвлечённые понятия, правовые наименования, воображаемые и фиктивные лица. Поэтому, в частности, их нельзя отлучить. Но он это говорил в эпоху, когда, например, собственниками отдельных храмов считались их святые покровители, разумеется давно почившие, а клирики могли выступать как посредники их воли. В 16 веке, ровно 500 лет назад, началась Реформация, а за ней последовали секуляризация церковной собственности, антиклерикализм, вольнодумство, салонный атеизм и прочее “расколдовывание мира”. И вот нашёлся человек, сделавший великое открытие. Он придумал, чем заменить богов и духов умерших. Это точно такие же мистические сущности (corpus mysticum), только реальные! Большие коллективы. Народ, общество, государство, церковь, классы, корпорации.

Томас Гоббс, Левиафан, 1651 год, Введение:

Углубиться )

yuritikhonravov: (Default)
Обновил текст о собственности: добавил про сеть, нацию, церковь, Трампа, приватизацию 90-х, liberum veto и кое-что ещё. Считаю своим главным политическим высказыванием.

http://polit.izm.io/ru/analytics/analytics-o-vechnoy-sobstvennosti
yuritikhonravov: (Default)
1. Собственность условная и безусловная

Собственность есть власть человека над человеком в отношении той или иной вещи.

Собственность – это не власть человека над самой вещью. Предположим, мы с вами договорились, что моя собственность звезда Альфа Центавра. Физически я не могу ничего с ней сделать, даже увидеть её. Но даже если вы приблизитесь к ней с необходимой технической мощью, моя собственность означает, что я могу потребовать ничего с ней не делать. Или могу разрешить что-то сделать, но за назначенную мной плату. Если же вы не выполните мох требований, то станете нарушителем моего права собственности.

Идея собственности определяет отношение человека к самому себе и к другим людям. Ещё Аристотель заметил, что понятие собственности, разделяемое людьми, неизбежно распространяется и на самих этих людей. Потом эту мысль повторил Локк. В обществе господствует одно понятие собственности для всех видов вещей. Невозможно существенно долго для одних вещей соблюдать одно понятие собственности, а для других другое. Поэтому вопрос собственности – это вопрос, кому и на каких условиях принадлежу я и кому и на каких условиях принадлежишь ты. Себе? Богу? Народу? Каким-то непонятным людям?

Собственник бывает безусловный и условный.

Безусловный собственник – это субъект, который в любой момент может непосредственно выразить свою волю в отношении своей собственности.

Условный субъект собственности – это субъект, который либо вообще не может выразить свою волю непосредственно, либо может делать это лишь иногда.

Здоровый совершеннолетний индивид – это безусловный собственник. Коллектив из трёх человек тоже. Три человека могут в любой момент собраться, договориться и принять действительно общее решение. Коллективы от 5 до 10 человек могут быть как условными, так и безусловными собственниками. Коллективы более 10 человек почти всегда чисто условные собственники. Им крайне трудно, почти невозможно собираться и договариваться всякий раз, когда это необходимо. Они вынуждены обзаводиться посредниками, которые будут выражать коллективную волю в нужные моменты.

Поэтому любой народ может быть только условным собственником, который действует через посредников. Даже референдум не есть непосредственное выражение воли народа. Это только одна из необходимых ступеней такого выражения. Ведь недостаточно, чтобы все люди высказали своё предпочтение тому или иному решению. Нужно ещё согласовать эти предпочтения, как это делается в небольших коллективах, чтобы это была действительно единая воля, а не механическая сумма или скорее разница воль. Для больших коллективов это попросту невозможно. Не говоря уже о том, что кто-то должен составить список возможных решений (все бытующие в народе предложения невозможно поставить на голосование) и кто-то должен принять решение о самом референдуме. Всё это делают посредники.

Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
На недавнем комплементариуме обсуждали раздел чрезвычайно крупного наследства. И вновь выяснилось, что применение любого из критериев требует переосмысления, казалось бы, очевидных вещей. То, что представлялось само собой разумеющимся, может быть поставлено под сомнение с точки зрения той или иной высшей ценности. В данном случае центром внимания стала собственность. Наличие собственности считается безусловным благом… если не задумываться, о каком именно благе идёт речь, что понимать под благом. Что же представляет собой собственность с точки зрения тех девяти благ, которые мы считаем высшими?

Для начала определимся, что собственность на какую-либо вещь - это возможность (1) делать с вещью что заблагорассудится (со всеми клаузулами о здоровье, жизни и свободе других), (2) не допускать к вещи других, (3) передавать вещь другим временно или навсегда, возмездно или безвозмездно.

В аспекте здоровья (вечной молодости) собственность - это болезнь. Собственность болезнетворна. Это борьба и нервы. Можно и умереть. Здоровье связано с образом жизни, а не с собственностью. Истинно здоров лишь беззаботный скиталец, которого ничто не обременяет. Чем больше масштаб собственности, тем большего здоровья она требует от человека. Жажду собственности следует соизмерять с запасом прочности организма.

В аспекте свободы от страданий собственность - это зависимость. Собственность - это забота, тревога, страх. Это повод убивать. Это едва ли преодолимое препятствие на пути к освобождению. Крупная собственность может сделать человека рабом. Собственность может совершенно застить ему глаза, он не будет видеть ничего кроме неё. И сам превратится в собственность своих вещей.

В аспекте удовольствия и собственность есть удовольствие. Удовольствие своеобразное, не всякому по вкусу. Не всякий способен наслаждаться борьбой. Не всякому нравится не подпускать к вещи других. Собственность может и тяготить. Собственность свыше определённой меры уже не прибавляет удовольствия, кроме удовольствия от сознания масштабов своей власти. Зато она обязательно прибавляет разнообразных неприятностей.

В аспекте контроля над ситуацией (власти над вещами) собственность - это и есть власть над вещью. Но власть не физическая, а социальная. Все согласились, что эта вещь твоя и позволяют тебе делать с ней что угодно, но это не значит, что ты действительно способен это делать. Если дать человеку в собственность Луну или Марс, это ничего не изменит в его судьбе, пока он не обретёт физическую возможность что-нибудь с ними сделать. А в ряде случаев собственность может, наоборот, лишить контроля над ситуацией. Экипаж, который покидает падающий самолёт, может передать его в собственность остающемуся пассажиру. Пассажир был бы в большей безопасности, если бы этой дорогой вещью владели и распоряжались те, кто умеет ею управлять. То же и с крупной собственностью: владение миллиардами может сделать жизнь неискушённого человека совершенно неконтролируемой.

Углубиться в комплементариум...
yuritikhonravov: (Default)
Чтобы чем-то завладеть, вовсе нет надобности это отнимать у собственника. Надо завладеть самим собственником.

Тогда, во-первых, вы избежите сопротивления и борьбы, причём не только со стороны самого собственника, но и со стороны всех тех, кто заинтересован в незыблемости института собственности.

Во-вторых же, и это самое главное, только тогда обладание чем-либо станет полноценным. Собственник, особенно если это старый, традиционный собственник, заботится о своей собственности, как никто другой. Он срастается с ней, и без него она уже не та. Разлучать их значит наносить собственности ущерб. И важно, чтобы собственник не просто остался при собственности как смотритель, но чтобы он продолжал считать себя полноценным собственником.

Именно так, между прочим, американцы владеют Европой. Глупо было бы отнимать все эти виллы и виноградники у европейцев, в том числе у разного рода князей и герцогов, чтобы хозяйничать там по-ковбойски. Этак весь аромат улетучится. Нет, пусть они сами продолжают всем вроде бы владеть. Пусть они украшают собственность не только своей заботой, но и самим своим присутствием. "Кто хозяин этой таверны? Вы? Какая прелесть!" Без такого хозяина таверна была бы уже не та. А надо, чтобы была та самая. Это как минимум делает её дороже.

Зачастую, не владея хозяином, ты не владеешь вещью в полной мере. Ты владеешь чем-то неполноценным, ущербным, оставленным. Это не собственность, это трофей.

Ковбой владеет не землями князей и герцогов, не их дворцами, не их винными погребами, но целыми княжествами и герцогствами. Он владеет всей этой цивилизацией. Это и есть настоящая собственность, когда ты владеешь всеми этими князьями и герцогами со всеми их потрохами. При этом можно не покидать берег Миссури и сидеть там с удочкой, пребывая в блаженном сознании полной и безраздельной собственности.

Именно ради этого ковбой позволяет европейцам жить в неподъёмный долг, время от времени, правда, напоминая, кто они такие, каково их место, что с ними может случиться и кто тут главный. Деликатно так, философски. Не выходя из интермундии.

Соответственно, тот, кто хочет завладеть тем, чем владеет ковбой, не должен с усилием разжимать его кисти, в попытке что-то отнять и переложить в свои руки. И речь теперь не идёт даже о том, чтобы сделать своей собственностью самого ковбоя. Нужно овладеть самим принципом владения. Чтобы все возможные собственники были твоими.
yuritikhonravov: (Default)
Если владеешь умами, нет надобности владеть вещами. Потому что собственность существует только в умах.

Это так, даже если речь идёт о вещах, которые сами являются плодом твоего ума.

А то получится, как с книгой-убийцей, прочитав которую, читатель неминуемо покончит с собой. "Вы прежде мне авторские заплатите, а потом руки на себя накладывайте". "За покупку в числе первой сотни второй экземпляр в подарок!". "К подарочному изданию прилагается "Книга о вкусной и здоровой пище".

Profile

yuritikhonravov: (Default)
yuritikhonravov

May 2017

M T W T F S S
1 234 56 7
89 101112 1314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 07:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios