yuritikhonravov: (Default)
Какими бы довлеющими, неотступными, всепоглощающими ни были стоящие перед нами предельные задачи, в нас всегда есть тоска по чему-то другому. Да, старые задачи важны, от них никуда не деться, но хочется чего-то ещё. Либо вместе со старыми, либо вместо них. Причиной тому необязательно должно быть исчерпание старых задач, их несоответствие новым условиям существования и проч., хотя такое тоже нельзя исключать. Но более правдоподобным кажется, что эта тоска изначально заложена в нашу природу и является во всяком случае не менее древней, чем любая из уже известных задач.

Поиск новых предельных задач сам по себе есть сложнейшая задача. Человечество уже две тысячи лет не может найти ни одной. Как и где их искать? Признаки таких задач, или, что то же самое, конечных целей, или, что то же самое, высших ценностей, могут быть прямыми и косвенными. Прямые признаки связаны с содержанием ценности: на ней можно остановиться, с ней можно пребывать вечно и при любых обстоятельствах. Косвенные признаки связаны с внешними проявлениями ценности: она формирует целое мировоззрение со своим движением и исторической традицией, и она отражается в мифологии, то есть та или иная ценность буквально изображается в виде какой-то космической или божественной сущности и зачастую становится предметом культа.

Конечно, косвенные признаки на то и косвенные, что могут указать на задачу не предельную, цель не конечную, ценность не высшую. Лучший пример, как всегда, деньги. Деньги как метафизическая сущность и разнообразные боги богатства присутствуют во многих древних и современных мифологиях. Однако они всё равно остаются не более чем средством, причём даже не универсальным, поскольку за деньги ни при каких обстоятельствах не купишь ни достоинство, ни свободу от зависимостей. Возможно, если какое-нибудь средство является ключом ко всем возможным высшим ценностям, оно и является лучшим кандидатом на то, чтобы самому стать такой ценностью. Примером того могут служить пограничные цели - тотальный мир (отказ от всякой вражды) и победа над врагом. То и другое, при их очевидной противоположности, может быть средством для осуществления любой из целей комплементарного круга. Сами же они потому и являются пограничными, что, если рассматривать их именно как конечные цели, в этот круг не входят именно из-за взаимной несовместимости: либо вы отказываетесь от всякой войны, либо видите весь мир как тотальную войну с абсолютным врагом и стремитесь в ней победить.

Наряду с деньгами, ненасилием (миром, покоем) и победой на войне, которые богато представлены в пантеонах и временами занимают там верхние ниши, есть ещё одна загадочная сущность, известная под именем Премудрости. Подчеркну, что это человеческое свойство осмысляется не просто как добродетель, но именно как самостоятельная сущность, пребывающая где-то там в верхних слоях бытия и обладающая божественной природой, то есть достойная поклонения. Напомню, что таковая под разными именами присутствует практически во всех религиозных системах и порой отождествляется с Творцом мира, а в некоторых случаях ставится ещё выше.

Что же она собой представляет феноменологически?
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Философия задаётся вопросом: а что если хорошее не хорошо, а дурное не дурно?

Вторая часть вопроса очевидным образом показывает, что философия - это экстремизм, оскорбление всех возможных чувств и подстрекательство ко всем возможным преступлениям. Недавно с преподавателей философского факультета МГУ спросили, как это их студентка отправилась в Ирак воевать за сами знаете какое запрещённое государство. На самом деле удивительно, что только одна. Все запрещённые государства могут быть полны философов. У них даже может быть целый клуб граждан запрещённых государств.

Но истинная опасность кроется в первой части, и именно она вызывает самое яростное озлобление со стороны профанов.
"Мы тут с терроризмом боремся, коммунизм строим, деньги зарабатываем, истину ищем, душу спасаем, примус починяем, а какая польза от вашей философии до наших примусов?" Ведь философия как раз и спрашивает, надо ли примус.

Под этой картинкой некоторые дурачки писали, что неверно, мол, что надо было им хором ответить “Познать истину!”. Вот что значит, как говорил Шеллинг, “самое грубое непонимание”. А что если истина не нужна? А что если истина зло? Вот философский подход. “Истина - это заблуждение”.
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Я переел синематографа.
Что вы вообще знаете о переедании? В детстве у меня сложилась целая культура переедания, связанная с особым изменённым состоянием сознания. Весь мир представляется ему погрязшим во грехе. Всё кажется таким греховным-греховным, чрезмерным, избыточным, перегруженным. Особенно поражают природные и архитектурные излишества. Но и все эти заплывшие жиром сюжеты, откуда можно выбросить три четверти происходящего, также причиняют страдание. Надо сказать, что эта культура в условиях чудовищных масштабов современного культурного производства оказывается очень полезной. Многое можешь вынести. И многое можешь отсеять. Кстати, Life of Adaline, хоть и мелодрама, а смотрибельна, потому что без явного идиотизма.

Психанул и скачал по разным наводкам полсотни книг.
Первая же оказалась шедевром. Да что там, просто книгой мечты. Но я не могу её рекомендовать просто так, неопределённому кругу лиц. Потому что наслаждение этой книгой опосредовано знакомством с историей европейской философии, с историей западной церкви и с основными теориями современной физики, пусть и в популярном изложении. Ещё одна жестокая иллюстрация парадокса гедонизма: вы не можете получать полноценных удовольствий, не имея, к примеру, некоторого образования, хотя сам процесс образования может быть сопряжён с некоторым неудовольствием. Ладно уж, книга эта “Анафем” Нила Стивенсона.

Книга прославляет bios theoretikos (βίος θεωρητικός, созерцательную жизнь), идеал, унаследованный Аристотелем от Платона.
Сообщество предпочитающих такую жизнь должно быть отделено от остального мира. Иначе мир его разъест. Из-за этого с античностью закончилась истинная наука и философия. То, чьими чудесами мы пользуемся сегодня, не наука. Эксперимент не научный метод. Это грубое вмешательство, искажающее реальность (см. притчу о семи мудрых слепых слонах). Добравшись до квантов, это поняла и принимаемая за науку утилитарная манипуляция. Чистая наука - это стороннее наблюдение, созерцание.
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)

Философов обычно не убивают. Насильственная смерть философов случается несравнимо реже, чем таковая поэтов и художников. Подобных случаев единицы за всю историю человечества. Сократа казнили, и из этого раздулось такое дело, что никому больше не хочется встревать. Через 1900 лет казнили Томаса Мора, бывшего чуть ранее лордом-канцлером, за то, что он отказался признать короля главой церкви. И тоже осадок был крайне неприятным, а ещё через 400 лет философа канонизировали. В России ужасные-преужасные большевики просто выгнали несколько философов, и то какой скандал. Правда, многие из большевиков сами были философы, а это меняет дело.

Самое опасное для философа - попасть в руки своих собратьев по страсти, других философов. Конечно, философы редко становятся ответственным за принятие оперативных решений, но и такое случается, как с теми же большевиками. Был и другой известный случай, когда казнили Иустина Философа. Этот философ больше известен как зачинатель христианской апологетики, пострадавший за веру. Но упускается из виду одна деталь: дело Иустина Философа с самого начала было в руках философов.

Углубиться )

yuritikhonravov: (Default)
Мечту Платона, чтобы философы были правителями, а правители философами, пытались осуществить минимум четырежды, и это если считать серию попыток при жизни самого автора за один раз. (А также если не считать независимых от Платона "философов на троне" вроде Марка Аврелия, Екатерины II и, конечно же, нашего незабываемого Несауалькойотля).

Платон, как известно, начал с тирана Сиракуз Дионисия Старшего. Тот продал философа в рабство, так что его последователям пришлось выкупать чуть было не погибшего учителя. Однако мизософа вскоре сменил его сын Дионисий Младший, который вновь пригласил Платона в Сиракузы. Всё было бы хорошо, кабы между Дионисием и другим последователем Платона Дионом, дядей тирана, не возникли философские разногласия. В итоге Дион сверг Дионисия. Диона, в свою очередь, сверг (с клятвопреступлением и убийством) другой ученик Платона Каллипп, а того ещё один платоник Гиппарин, сын Дионисия Старшего и племянник Диона. Затем развернулся лёгкий политический хаос, и после ещё двух быстро сменивших друг друга правителей-нефилософов вновь воцарился Дионисий Младший. Его второе правление было, однако, недолгим. Новый тиран Темолеонт не убил Дионисия, а отправил его в Коринф, где тот всецело предался философским занятиям. Вся эта история длилась более 40 лет, с 388 по 344 год до нашей эры.

Примерно через 600 лет Плотин, основатель неоплатонизма, вновь попытался осуществить идеал софиократии. Плотин уговаривал находившихся под его влиянием римского императора Галлиена и его супругу Корнелию Салонину выделить средства на строительство Платонополиса. Град философов планировалось возвести на развалинах какого-то городка в Кампании. Однако средств Плотин так и не получил.

Прошло ещё где-то 1200 лет. 15 век, Ренессанс, Марсилио Фичино основал новую Платоновскую академию во Флоренции, а венгерский король Матвей Корвин вдохновился соответствующими идеалами. Матвей несколько раз приглашал Фичино к своему двору, но тот, быть может памятуя о судьбе первоучителя, так и не сдвинулся с места. Не потому ли на этот раз обошлось без драм. Матвей оказался удачливым правителем, собрал вокруг себя массу блестящих учёных и мыслителей со всей Европы, основал знаменитую библиотеку и множество учебных заведений. Притом выигрывал войны, раскрывал заговоры и заслужил репутацию "последнего рыцаря Европы". Все эксперименты, однако, с его смертью прекратились, страна пришла в упадок, а вскоре и вовсе была захвачена турками.

Наконец, последняя попытка случилась через 250 лет после этого, в середине 18 века. На этот раз фигуранты были прусский король Фридрих II и философ Христиан Вольф, пользовавшийся почитанием ещё предыдущего короля Фридриха Вильгельма. Тут уж всё пошло совсем успешно: Фридрих спас Вольфа от обвинений в Марбурге и сделал его знатным и богатым человеком в Галле, где Вольф счастливо прожил до конца своих дней. Философский подход Фридриха заложил основы будущей германской государственности, так что через полстолетия сам Гегель называл его королём-философом.

Однако осуществление мечты всегда опасно. Платон, в отличие от Магомета, до него не дожил, так что ему не пришлось краснеть, слушая обвинения Карла Поппера, возложившего на древнего философа вину за ныне многими уже не различаемые Гулаг и Холокост. После таких обвинений новых философских экспериментов ждать уже не приходится.
yuritikhonravov: (Default)
Можно ли считать философом того, кто не в состоянии читать тексты по аналитической философии музыки? А, добрые люди? (Даже не будем добавлять, что тексты могут быть, к примеру, на немецком и разбирать древнекитайские музыкально-астрономические теории.)
yuritikhonravov: (Default)
У Прокла такое обоснование магии, что оно само магия. В какое-то мгновение понимаешь, как люди всё забрасывают, посвящают себя исключительно чтению "Тимея", а также неисчислимых комментариев к нему, и больше "не возвращаются к человеческой жизни". Всё прочее в сравнении с этим вдруг кажется какой-то… рекламой, то есть совершенно пустой деятельностью, заведомо воспринимаемой как неумелая ложь.

Насладись… кто может )

Profile

yuritikhonravov: (Default)
yuritikhonravov

May 2017

M T W T F S S
1 234 56 7
89 101112 1314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 04:48 am
Powered by Dreamwidth Studios