yuritikhonravov: (Default)
Теология собственности лежит в самой глубине всякой культуры, это фундамент всякого общества. Не изменив теологию собственности, нельзя изменить действительных отношений собственности.

Теология собственности должна исключать всякую возможность отчуждения собственности на основе знаков Божьей воли.

Это не значит, что у Бога нет воли или что её нельзя прочесть по каким-то знакам. Но само понимание отношений Бога и мира, Бога и человека, так же как толкование Откровения, должно исключать, что Бог в какой-то момент пожелает отнять вещи у тех или иных людей. Вещи с человеком навсегда, если только он сам не захочет с ними расстаться. Это и есть вечная и неизменная воля Бога. Всякий, кто отнимает вещь у человека, совершает преступление не только против воли этого человека, но и против воли Бога.

Всякая личная собственность - это личный завет Бога и человека. Судьба вещей человека - это и судьба самого человека, который есть одна из этих вещей. Это касается и будущей судьбы, воскрешения, вечности, гибели и спасения, ада и рая. Любое насильственное вмешательство в эти отношения есть злодеяние метафизического масштаба. Даже потеря вещи в результате стихийного бедствия не является знаком прекращения права собственности.

Представим себе дополнительные четвёртый и пятый сюжеты в притче о талантах. Господин дал рабу три таланта, но пришёл какой-то человек и отнял их. А ещё одному рабу дал четыре таланта, но пришёл другой раб и сказал, что пока господина нет, он будет передавать его распоряжения, узнанные через стеклянный шар, брошенные кости и природные знамения. Что скажут вернувшемуся господину все эти люди? И что скажет сам господин?


"Десница Божья" в космосе

Значит ли всё это, что Бог не является собственником мира и всех вещей в нём, включая человека?
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Какими бы довлеющими, неотступными, всепоглощающими ни были стоящие перед нами предельные задачи, в нас всегда есть тоска по чему-то другому. Да, старые задачи важны, от них никуда не деться, но хочется чего-то ещё. Либо вместе со старыми, либо вместо них. Причиной тому необязательно должно быть исчерпание старых задач, их несоответствие новым условиям существования и проч., хотя такое тоже нельзя исключать. Но более правдоподобным кажется, что эта тоска изначально заложена в нашу природу и является во всяком случае не менее древней, чем любая из уже известных задач.

Поиск новых предельных задач сам по себе есть сложнейшая задача. Человечество уже две тысячи лет не может найти ни одной. Как и где их искать? Признаки таких задач, или, что то же самое, конечных целей, или, что то же самое, высших ценностей, могут быть прямыми и косвенными. Прямые признаки связаны с содержанием ценности: на ней можно остановиться, с ней можно пребывать вечно и при любых обстоятельствах. Косвенные признаки связаны с внешними проявлениями ценности: она формирует целое мировоззрение со своим движением и исторической традицией, и она отражается в мифологии, то есть та или иная ценность буквально изображается в виде какой-то космической или божественной сущности и зачастую становится предметом культа.

Конечно, косвенные признаки на то и косвенные, что могут указать на задачу не предельную, цель не конечную, ценность не высшую. Лучший пример, как всегда, деньги. Деньги как метафизическая сущность и разнообразные боги богатства присутствуют во многих древних и современных мифологиях. Однако они всё равно остаются не более чем средством, причём даже не универсальным, поскольку за деньги ни при каких обстоятельствах не купишь ни достоинство, ни свободу от зависимостей. Возможно, если какое-нибудь средство является ключом ко всем возможным высшим ценностям, оно и является лучшим кандидатом на то, чтобы самому стать такой ценностью. Примером того могут служить пограничные цели - тотальный мир (отказ от всякой вражды) и победа над врагом. То и другое, при их очевидной противоположности, может быть средством для осуществления любой из целей комплементарного круга. Сами же они потому и являются пограничными, что, если рассматривать их именно как конечные цели, в этот круг не входят именно из-за взаимной несовместимости: либо вы отказываетесь от всякой войны, либо видите весь мир как тотальную войну с абсолютным врагом и стремитесь в ней победить.

Наряду с деньгами, ненасилием (миром, покоем) и победой на войне, которые богато представлены в пантеонах и временами занимают там верхние ниши, есть ещё одна загадочная сущность, известная под именем Премудрости. Подчеркну, что это человеческое свойство осмысляется не просто как добродетель, но именно как самостоятельная сущность, пребывающая где-то там в верхних слоях бытия и обладающая божественной природой, то есть достойная поклонения. Напомню, что таковая под разными именами присутствует практически во всех религиозных системах и порой отождествляется с Творцом мира, а в некоторых случаях ставится ещё выше.

Что же она собой представляет феноменологически?
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Составлял список признаков идеального философского текста. Он должен быть аналитическим, мистическим, художественным, личным, систематическим, поэтическим, полным символизма и т.д. И вдруг понял, что речь идёт о “Божественной комедии”. Захотелось, конечно, чтоб он был также оснащён по современной моде методами аналитической философии и феноменологии, но потом возникли сомнения. Всё равно обе эти традиции черпают свои основные идеи из схоластики, а томизм до сих пор с ними взаимодействует и, если надо, соперничает. Ну можно просто добавить комментарии Бохеньского и Ранера или кого-то вроде них, наверняка есть такие. Вот, собственно, и всё.


yuritikhonravov: (Default)
Если условием свободы является неопределённость, то как может быть свободен Бог, который знает всё и для которого никакой неопределённости нет? Напрашивается вывод, что это Бог Спинозы, который действует исключительно по необходимости. Трагедия такого божества в том, что в его существе совпадают демон Лапласа и титан, который знает наперёд свою и всеобщую судьбу, но ничего не может с этим поделать. Так и мы: чем мы совершеннее и чем благодаря этому больше мы знаем, тем ближе мы должны быть к окончательной несвободе.

У этого трагического парадокса может быть три решения.

Первое выдвинул предшественник Спинозы Иоанн Скот Эриугена. Согласно его теологии, Бог до конца не знает сотворённых им душ. Что это значит? Это значит, что Бог создал существа, которые способны действовать без детерминации, то есть иррационально, то есть свободно, то есть в принципе непредсказуемо. Таким образом всезнающий Бог сам ограничил своё всезнание. Он создал камень, который не сможет поднять. И сотворив свободные существа, Бог сам осуществил свою свободу.

Rithika Merchant, Creation from nothing, 2013
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)

Всякая философская система основана на азарте: получится ли из такой вот точки и по такому вот принципу развернуть целый мир, так чтобы он включил в себя и повседневный опыт. Причём интересно также, какой новый смысл этот опыт обретёт в новой системе и какие практические последствия это будет иметь.

Особенно силён такой азарт для материалистических философий: “Дайте мне материю - и я построю из неё мир”, - сказал не кто-нибудь, а схоласт Иоанн Дунс Скот. Потом Фейербах и Маркс увлекались “переворачиванием с головы на ноги”: что будет, если, например, всякие идеалистические категории, прежде всего гегелевские, толковать материалистически. Через 150 лет, когда мы привязались к проблеме сознания, это всё так же увлекательно: что будет, если отожествить какую-нибудь “духовную” функцию человека с функцией любого физического тела. Например, цель отождествить с тяготением в широком смысле этого слова, с тенденцией. Или вот, скажем, информация.

Если глянуть на бытующие в разных областях определения этого слова, диву дашься нарочито тупым тавтологиям. “Информация - это знания”. “Информация - это сведения”. “Информация - это сообщения и сигналы”. Какой-нибудь конспиролог немедля решил бы, что это “чьё-то решение” всех одурить и не дать развиваться познанию людей в некоем почему-то опасном русле. К тому же, совершенно непонятно, как подобные “дефиниции” использовать, например, для генетической или квантовой информации. Откуда элементарные частицы знают, как себя вести? Откуда молекулы ДНК знают, какой организм разворачивать?

А ведь можно дать такое определение информации, которое охватит все области - и собственно гносеологию, и психологию, и кибернетику, и генетику, и физику.

Собственно определение )

yuritikhonravov: (Default)

На Изм. новый вопрос: http://ideal.izm.io/ru/qw/proishozhdenie-zhizni

Сам-то я по этому вопросу сначала думал одно, потом другое. Спиритуализм в моём сознании всё больше уступает физикализму и выходит за пределы того, что я могу посчитать доказательствами.

yuritikhonravov: (Default)
Для понимания этого текста необходимо сначала ознакомиться с заметкой о телеософическом роботе, а лучше также и с другими заметками по телеософии, плюс важна заметка, раскрывающая сложную систему взаимозависимостей между обсуждаемыми показателями.


1. Иероглифы и конечные цели: “Китайская комната”

Если Сёрлу, сидящему внутри китайской комнаты, дать не императивную инструкцию, а набор задач, которые необходимо решить в ходе коммуникации, каждый иероглиф немедленно приобретёт для него какое-то, пусть сначала туманное, значение. Сёрл не знает китайского, но он видит реакции на тот или иной иероглиф и способен оценить степень их соответствия стоящим задачам. В зависимости от сложности задач со временем значение каждого иероглифа будет становиться всё яснее.

Почему несколько задач, а не одна? Потому что в таком случае субъекту приходится выбирать не только оптимальный способ действия, соответствующий какому-то показателю, но и координировать показатели, то есть выбирать их соотношение: какой показатель на этот раз может быть ниже, какой должен быть выше.

Чем абстрактнее задача, тем большую работу должен будет проделать Сёрл. Одно дело вызвать улыбку у китайца. Другое дело подружиться с ним, то есть добиться раппорта и следующей из него стабильной системы отношений. Предельно абстрактная задача - это конечная цель. (Специально для тех читателей, которые уверены, будто у всех абстрактных категорий есть нормативные значения и будто эти значения совпадают с их собственными читательскими представлениями: в данном тексте я употребляю слова “цель” и “задача” как синонимы.) Любой человеческий язык, в том числе китайской, создан для обслуживания человеческой многозадачности и может быть понят только исходя из неё.

Сознание невозможно без целей как таковых и именно без конечных целей. Квалиа - это встреча информации с конечными целями. Именно наличие внутренних показателей, отражающих степень приближения к конечной цели, позволяет субъекту оценивать поступившие извне сведения. Не только позволяет, но и требует это делать.

Но нет ли тут круга? Разве цель не есть категория, неотделимая от сознания? Можно дать определение цели, и не прибегая к сознанию и его метафорам. Цель есть состояние вещи, к которому она тяготеет в тех или иных условиях. Конечная цель есть состояние вещи, к которому она тяготеет при любых условиях и в котором она могла бы пребывать бесконечно долго.

Сознание человека есть координация как минимум девяти показателей, каждый из которых отражает такое состояние. То обстоятельство, что связь между разными показателями довольно сложна, что между ними возможны конфликты, рождает и сложность эмоциональной и умственной жизни. Отсюда следует предположение, что если мы запрограммируем аналогичные задачи (можем также назвать их потребностями, надобностями, тяготениями) в машине, то она будет обладать сознанием, аналогичным человеческому.


2. Имитация общества

Для большего сходства следует сделать максимально близкую имитацию человека. Прежде всего, саморепликация машин должна осуществляться путём полового размножения. Машины должны быть разделены на роботов-сборщиков (ассемблеров) и роботов-обеспечителей (провайдеров). Ассемблер - это своего рода ходячий сборочный цех, который продолжает полноценно функционировать, пока внутри него происходит сборка нового робота (новых роботов). Процесс сборки инициируется благодаря специальному контакту сборщика с обеспечителем. Репликация должна быть доминирующим тяготением роботов. Все прочие тяготения, по сути, будут производными от репликации.
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)

(Из зтм.)

Отличие живого от неживого в том, что живому не всё равно, ему что-то нужно. Поэтому живое что-то делает, оно борется за то или иное предпочтительное состояние. Камню всё равно, раздробите вы его или сложите с другими камнями, а инфузории уже нет, она будет стремиться к чему-то, и это стремление будет заметно в её действиях, то есть в изменениях, которые исходят от неё самой, начаты ею.

Между тем, хотя камень сам не действует, он всё равно сопротивляется, пусть и пассивно. Нам приходится прикладывать труд, чтобы раздробить его или сложить с другими камнями. Почему неживая материя сопротивляется? Значит ли это, что она в некотором смысле тоже живая? Почему она не совершенно гибкая и поддающаяся, так чтобы всё было возможно - разве ей не всё равно, какой быть?

Зтм. )

yuritikhonravov: (Default)

Жизнь возникла как результат энтропии, распада чего-то гораздо более высокого и сложного.
Жизнь есть плод распада сверхжизни.
Жизнь есть плод распада Бога.
Поскольку же Бог сам по себе бессмертен, жизнь есть отдалённый результат Его самоубийства.

yuritikhonravov: (Default)
Боги - это осколки человеческих душ.

Не в смысле Ксенофана-Фейербаха, будто люди создают богов по образу и подобию своему (хотя само наблюдение насчёт подобия верно). А буквально: боги есть лучшие части человеческих душ, не смогших сохранить целостность.

Для пояснения этой мысли обратимся к основам комплементарной антропологии:Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Философский текст в двух модусах: сначала цельным куском, потом то же самое по частям и с примерами, в виде автокомментария.

Аспект определяется конечной целью. То, что само может быть представлено как конечная цель, обладает собственным аспектом. То есть оно может быть рассмотрено в аспекте самого себя.

То, что обладает собственным аспектом, существует само по себе. Всё остальное, что не обладает собственным аспектом, но лишь аспектами в связи с чем-то другим, не существует само по себе. Оно обладает лишь относительным существованием как средство, ступень, помеха на пути к какой-нибудь конечной цели.

Можно попытаться мыслить нечто такое, что безотносительно к какой-либо конечной цели и при этом само не может быть представлено как конечная цель. Таким образом, оно не обладало бы ни собственным аспектом, ни каким-либо ещё. То есть нельзя было бы сказать ни что оно существует, ни что оно не существует.

Однако модель с таким описанием неизбежно просится на то, чтобы представиться как конечная цель и обрести таким образом собственный аспект. Поэтому его более невозможно мыслить. Безаспектность сама становится аспектом и опять как таковая ускользает от мышления.
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Род родов. Предок предков. Природа природ.

Действие действий. Любовь любовей. Жертва жертв.

Порядок порядков. Путь путей. Ритуал ритуалов.

Сознание сознаний. Воля воль. Дхарма дхарм.

Истина истин. Знание знаний. Содержание содержаний.

Сила сил. Владыка владык. Господство господств.

Удовольствий удовольствий. Блаженство блаженств. Игра игр.

Жизнь жизней. Естество естеств. Источник источников.

Единственный.
yuritikhonravov: (Default)
Схему Авенариуса "нет объекта без субъекта, нет субъекта без объекта" можно применить и к вопросу о соотношении личной воли и Божьей благодати в деле спасения.

Нет воли без благодати, нет благодати без воли.

Или, используя (и развивая) формулу одного из древних "ты [душа] не искала бы, кабы тебя не искали":
ты не избран, если не избрал, ты не избрал, если не избран.

Таким образом синергизм с монергизмом примирены.
yuritikhonravov: (Default)
Иов, как мы помним, был ближневосточным царьком или чем-то вроде того. В современном мире это пожизненный президент какой-нибудь арабской страны. Всё у него хорошо: нефть качается, деньги складываются, внуки учатся в оксфордах, гарвардах и сорбоннах, армия вооружается и т.д. И вдруг прилетают самолёты НАТО и тромбуют его в каменный век. Дети все погибли, страна разрушена, сам он тихонько заражён какой-то неприятной болезнью и посажен в тюрьму. В ожидании публичного расстрела его навещают соседние пожизненные президенты…

Нет, сначала пролог. К президенту США приходит председатель Комитета начальников штабов… или лучше председатель Бильдельбергского клуба. "Видал, - спрашивает его Обама, - какой у меня Иов? Душа человек, покладистый, демократичный, лояльный". "Ха, - отвечает ему Рокфеллер или кто там, - все они одинаковые. А ты слишком мягкотелый…"

…Стало быть, сидит Иов в Гуантанамо или в своей же столичной тюрьме, а вкруг него бывшие коллеги. Он спрашивает их - за что, мол. Один отвечает, что он наверное был недостаточно демократичным и слишком коррумпированным. Другой - что он слишком задрал цены на нефть и плохо привечал западных туристов. Третий - что последнее время он слишком задружился с проклятыми китайцами. Четвёртый - молодой парнишка, из пришедших на волне "арапской весны" - что он изменил вере отцов, баб не порол, руки ворам не рубил, писание не чтил и даже подтирался не теми материалами, какие Господом предписаны.

Иов, конечно, ни с кем не согласился, но тут явился сам Обама и всё объяснил. "Мы тут такие дела ворочаем: дальний космос изучаем, сознание моделируем, бозоны ловим, секреты бессмертия раскрываем… А ты? Кто ты такой?! Никто, вошка мелкая. Даже не вошка, а микроб какой-то". Иов, конечно, всё сразу понял, кинулся ниц и стал просить пощады. Но это на Древнем Востоке боги отходчивы: сначала уничтожат какой-нибудь народ, а потом пожалеют. Американские боги не таковы, у них индустрия и высокоточные приборы. Так что всё-таки расстреляли кровавого диктатора Иова публично, как и было запланировано.
yuritikhonravov: (Default)
Кальвинисты считают, что любовь либо дана, либо нет. И ничего с этим поделать нельзя.
Католики верят, что любовь можно заслужить добрыми делами. Пусть даже они делаются без любви. Против этого кальвинисты резко возражают. Добрые дела сами по себе ни к чему не ведут. Как был без любви, так и останешься.
Православные верят, что любовь можно культивировать психопрактиками и т.п. Против этого кальвинисты ещё не возражали. Хотя очевидно, что ты не будешь заниматься никакими психопрактиками, если у тебя уже нет стремления к любви, в то время как добрыми делами можно заниматься и без такого стремления. А стремление к любви и есть любовь. В этом смысле между кальвинизмом и православием действительно нет противоречия.
То есть можно сделать кальвинистскую подложку под православие. Сами по себе молитвы святым и проч. ничего не дают, это чистое язычество. Но если Бог уже тебя спас и преобразил, ты будешь укрепляться в своей любви, активно преображаться и достигать больших или меньших успехов. Ты будешь общаться со святыми, будешь с охотой молиться и поститься, продвигаясь в уже данной любви. Бог даёт некий зазор между данной им благодатью и твои личным совершенством в пользовании этим даром.
Вопрос в том, как велик этот зазор, откуда начинается и где кончается. Этот зазор явно не начинается во грехе. А кончается именно что обожением. Начинается же в безусловной мирской праведности. Кто не праведен, у того нет любви, и тому бессмысленно культивировать то, чего у него нет. Мистика начинается не раньше благодати и её явного проявления в жизни. Мистика начинается для тех, кто уже свят, но жаждет более тесного общения с Богом. Православие - это надстройка над кальвинистским базисом, исихазм утончённая надстройка над штундой. А принимающие православие за массовый продукт на самом деле потребляют язычество.
Благодаря имплементации православия в кальвинизм проявляется истинная аристократическая природа православия. Православие не для всех, даже не для всех верных. Даже те, кому дана любовь, могут быть подвержены мелким прегрешениям в быту и не интересоваться дальнейшим движением. Кальвинистская культура, кстати, живо интересуется этой ступенью святости: может ли человек, обретший своё призвание, свой способ помогать людям, в котором он любит их и себя, быть невыносимым во внепрофессиональном общении (см., например, знаменитый сериал House, M.D.). Эту ступень можно назвать оправданностью, но она лишь самая первая: этот тот минимум, какой даётся благодатью. Дальше уже наступает сфера синергии, где движение достигается в том числе за счёт личных усилий оправданного. Это движение уже не мотивируется страхом ада, который преодолён оправданием, но лишь жаждой большего блаженства. Следующая ступень на этом пути: преодоление упомянутых прегрешений, безупречность, праведность. Далее следует подвижничество, или, выражаясь языком католической теологии, свершение сверхдолжных деяний. Далее следует уже, видимо, то, что называют обожением.
Такая надстройка православия на базе кальвинизма оправдывает в глазах последнего и почитание святых, в том числе через их иконы. Молитва направлена исключительно в адрес тех, кто достиг последней ступени святости, обожения, то есть такой степени богообщения, что обращение к нему практически неотличимо от обращения непосредственно к Богу. Молитва святому перед его иконой не спасёт того, в ком нет любви, и не может использоваться как магическое средство. Она лишь средство продвижения к Богу тех, кто уже избран и оправдан.
yuritikhonravov: (Default)
Ещё на пике своего благоденствия праведник Иов собрал всех друзей. Смысл его речи к ним был примерно таким: вот всё у меня есть, а счастья нет; и главное, никак я не пойму, чего мне не хватает. Друзья по очереди гадали, чего же не хватает Иову, упрекали, что, мол, грех это - быть несчастным, когда всё есть. Он им отвечал, что у него действительно есть всё, что только может пожелать человек, но, грех не грех, а счастья нет как нет. Так и остались все в недоумении. После этих событий пришёл к Богу Сатана и началось…

Мораль байки такова: Иов приквела - это современный человек. Современным людям ничего не нужно, но чего-то не хватает. Чего-то не хватает, но ничего не нужно. Есть, конечно, какие-то остаточные проблемы, но либо к ним уже привыкли, либо над ними работают, либо то и другое. Например, старение и умирание. С одной стороны, смягчили и отдалили, с другой, смирились и сжились, с третьей, ищут полного преодоления, с какими-то утешительными перспективами. Или, скажем, зависть к более богатым. Избыток средств даёт всё меньше реальных преимуществ, всё больше лишних хлопот. А настоящая нищета, когда необходимого не хватает, постепенно преодолевается даже в бедных странах. То же и с властью. Она стала какой-то более мягкой, ею уже никто особо не наслаждается. Или взять так называемые "духовные потребности". Тоже всё понятно, есть сложившиеся институты и рецепты на любой вкус. Появляются, конечно, какие-то новинки, но всё быстро становится на свои места. И в целом скучно.

Напрашивается, конечно, материалистическое объяснение. Эволюция, мол, запрограммировала человека на борьбу, и когда бороться уже не с чем, программа всё равно работает, вхолостую. Оттого и недовольство, тревожность беспричинная и проч. Человек начинает придумывать себе проблемы, раздувать из незначительных огромные, увлекаться ими, превращать проблемы в развлечения. Инерция, которая неизвестно когда закончится.

Четверть века назад у меня было такое рассуждение: "Человечеству предстоит либо конечный, либо бесконечный ряд проблем. Если ряд конечен, то в какой-то момент все проблемы будут решены, и останется только одна проблема - отсутствие проблем, скука. Решить её можно двумя способами: либо разрушить комфортный мир и начать созидать его заново, либо начать создавать более совершенный мир, то есть мир божественный, где нет ни проблем, ни скуки. Если же ряд бесконечен, то столь же бесконечна вероятность, что в нём окажется проблема, превосходящая нашу способность справиться с ней, например та же скука".

Сегодня вся надежда на то, что со временем человек станет более изнеженным и потому более требовательным.
yuritikhonravov: (Default)
Всё наше бытие определяется ожиданиями. В основе же самих ожиданий лежит азарт. Азарт - это острая эмоциональная вовлечённость в ожидания, это механизм, который превращает ожидания в действительность. Если мы безразличны к ожиданиям, они могут так и остаться ожиданиями. А если мы очень хотим узнать, увидеть, пощупать, что из них выйдет и какое из них победит, это заставляет нас работать на их осуществление, ту самую энтелехию. Законы драматургии старше законов физики. Поэтому высказывание Гераклита о вечности как о ребёнке играющем, кости бросающем, и индийское учение о мире как игре богов (лила) "некоторым образом" истинны.

Вопрос, однако, в том, могут ли боги быть азартны. Условием азарта является не только заинтересованность в результате, но и неведение. Азарт возможен, если не знаешь, чем всё кончится. Если ты всё наперёд знаешь, какой тут азарт. Знание тут противопоказано в любом, даже самом приблизительном или вторичном виде. Например, азарт противоположен исламу как состоянию души. Если я полностью вверяю себя Богу и уверен, что что бы со мной ни случилось, я в хороших, даже лучших руках и всё непременно выйдет наилучшим возможным образом, тут нет места азарту. Я спокоен, по-любому всё будет отлично или, что то же самое, я с радостью приму любую судьбу. Всё дальнейшее неинтересно.

Возьмём современный массовый кинематограф. Сегодня уже и старшеклассники знают, как строится его драматургия. Мы видим героя, на которого вскоре будет оказано давление, так что он вынужден будет начать действовать, но всё равно будет сомневаться, потом случится нечто, что отрежет ему возможность отступления, потом он одержит ложную победу, потом потерпит ложное поражение, потом наконец победит всех, включая самого себя. Зевая, можно отмечать в ходе фильма каждый пункт. Всё предсказуемо. Поэтому поставившие кинопроизводство на поток громадные студии сдвигаются ко всё более и более раннему возрасту. Но скоро и в детском саду будут знать их нехитрые рецепты, так что придётся сместиться на грудничковую аудиторию. Либо изменить подход, что, конечно же, немыслимо и недопустимо.

Итак, надо не знать. А если знаешь, надо забыть. Надо оглушить, ослепить, отупить себя только для того, чтобы было интересно жить. Всезнающему жить неинтересно. А без интереса и жизни никакой не будет. Соответственно, если, как говорят нам многие серьёзные учения, человек есть изначально всеведущий дух, он и провёл на собой такую операцию. Лишил себя всеведения, погрузил себя в неведение ради азарта, чтобы насладиться непредсказуемостью. По сути, это и есть игра. И какова же самая большая ставка?

Это нетрудно определить. Один средневековый философ пообещал дьяволу свою душу, только чтобы дознаться, что всё-таки значит у Аристотеля вышеупомянутое слово "энтелехия". Азартный был человек. Поставил на кон самую дорогостоящую субстанцию в мире. Дорога она за счёт того, что по одному своему свойству превосходит любые, самые редкоземельные металлы. Во всей Вселенной только эта субстанция обладает свойством свободы. На любой бирже за неё дадут сколько угодно.

Таким образом, всеведущие духи ослепили себя, чтобы рискнуть самими собой. В этом и состоит высшая игра.
yuritikhonravov: (Default)
Оригинал взят в complementarism от 2 февраля, 14:03

Религия есть элемент таких мировоззренческих систем, в которых предполагается поддержание личностной связи с высшими силами мироздания. Связь эта, при помощи различных приёмов индукции соответствующего опыта, поддерживается не только для того, чтобы освежать веру адепта в само существование этих сил, но также для вдохновения следовать тем или иным правилам поведения.

Современный человек также нуждается в поддержании такой связи, но чаще уже с совершенно другими целями, а именно от скуки и для развлечения. Соответственно, по образцу существующих систем, и от всех новых мировоззрений ожидается наличие свойств религии. Придётся современного человека разочаровать. Религии больше не будет.

Главным разрушителем религии является единобожие. Для многобожия вызов божества на общение естественен, и все приёмы индукции религиозного опыта являются вполне законными актами манипулирования божеством, теургии. Но Богом манипулировать невозможно. Любые претензии на это не только глупы, но и богохульны. Манипулировать же тварными духами значит, во-первых, питать страхи и надежды на кого-то помимо Бога, то есть впадать в многобожие, а во-вторых, это значит самому притязать на статус божества, впадать в самообожествление. Таким образом, все приёмы индукции религиозного опыта оказываются грехом. Религия как система становится грехом.

С точки зрения целесообразности религии тоже больше быть не должно. Все необходимые откровения человечеству уже даны, даже "немножко слишком", больше тысячи лет назад. Полученного достаточно, чтобы добиться любых благих целей и решить любые важные задачи. Все новейшие натужные имитации откровений именно что бессмысленны, они не могут нести ничего нового.

Задача теперь в том, чтобы на основе имеющихся откровений вычислить правильный, комплементарный, образ жизни. Сначала те его части, которые соответствуют одновременно всем методологиям. Затем те части, которые одним соответствуют, а другим не противоречат.
yuritikhonravov: (Default)
Медитации над рабством воли, которые обычно связаны с сильной усталостью, привели к жёсткому выводу.

Единственная возможность уйти от того, чтобы сознавать себя как марионетку, это постулировать, что в основе личности и её решений лежит совершенно автономная, неаффицируемая, трансцендентная монада, или душа. Только это допущение способно разорвать цепь детерминизма. Если в нас нет начала, которое абсолютно не зависит от каких бы то ни было воздействий, которое не связано никакими заданными побуждениями, которое рождает любые решения в ничем не ограниченной свободе, буквально из ниоткуда, то мы всего лишь рефлектирующие автоматы. И тут не помогут никакие компромиссные понимания причинности - все эти кондиционализмы и прочие хитрые полумеры, которые при более внимательном рассмотрении всё равно сводятся к детерминизму. Собственно, и отрицание причинности тоже ничего не даёт, поскольку из него следует всё та же неуправляемость "своих" мыслей и прочих действий.

Так что выбор такой: либо ты машина, либо у тебя есть бессмертная душа. Монада абсолютно проста, неделима и потому неразрушима: см. соответствующий сорит Лейбница.
yuritikhonravov: (Default)
Что каждое имя, которое мы произносим, это призывание того или иного духа, кажется довольно старой и банальной теорией. И даже если прибавить сюда, что каждое слово является чьим-то именем и что, соответственно, каждым словом, мы кого-то из них к себе зовём, мало что изменится.

Но вот где-то между сном и бодрствованием пригрезилось, что именами являются далеко не только слова и даже не только звуки. Всякий жест, от движения брови и причмокивания до хромоты и разминки кисти, есть также инвокация. Кто-то считает это своим именем и отзывается.

Таким образом, весь паттерн нашего движения и вообще нашего бытия в этом мире есть узор призываний в адрес всевозможных таинственных существ. И они придают совокупному вектору наших движений некоторую завершённость, как стайка строительных рабочих, послушная командам архитектора.

Как живём, тех и зовём. Кого зовём, так и живём. Будьте осторожны с мелкими жестами. Не ковыряйтесь в носу всуе.

Profile

yuritikhonravov: (Default)
yuritikhonravov

May 2017

M T W T F S S
1 234 56 7
89 101112 1314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 19th, 2017 07:07 am
Powered by Dreamwidth Studios