yuritikhonravov: (Default)
Этот чудесный эпизод из Six feet under показывает, как работает механизм обращения.



Сначала вы слышите какое-то бормотание, нелепое, монотонное, на непонятном языке - заморском да к тому же давно мёртвом. Не более чем экзотический ритуал, развлечение.

Потом вдруг вступает осознание, что это про вас. Так некоторые осознают, что по ним звонит колокол. Некоторые - что для них звучит азан.

Потом - что это про всех, кого вы знаете. Все они так же одиноки и несчастны, как вы, так же полны ненависти, зависти и ревности, все страдают и умирают.

Потом - что это вообще про всех, про мириады жизней в мириадах миров. Бормотание превращается в космическое эхо.
Buddhaṃ saraṇaṃ gacchāmi.
Dhammaṃ saraṇaṃ gacchāmi.
Saṅghaṃ saraṇaṃ gacchāmi.
yuritikhonravov: (Default)
У нас есть свобода выбора: мы можем делать что хотим. Но у нас нет свободы воли: мы не можем выбирать, чего хотеть.

Желание есть форма осознания воли, и чтобы убедиться в её несвободе, вы можете попробовать пожелать то, чего не желаете, или перестать желать то, чего желаете.

Это метафизическое различение имеет ценностное соответствие.

Свобода делать что хочу соответствует ценности контроля. Если контроль есть способность манипулировать обстоятельствами в точном соответствии с замыслом, то именно такую свободу имеют в виду, когда говорят о социальной свободе, о свободах человека и проч.

Свобода выбирать, чего хотеть, соответствует свободе от зависимостей. Всякое желание, и прежде всего жажда во что бы то ни стало существовать и господствовать, есть зависимость, поскольку неосуществление желаний влечёт нарастающую боль.

Эти две свободы не зря называются одним словом: они могут преобразовываться друг в друга.

Если рассмотреть собственную волю как объект манипуляции, то контролирующий субъект устремляется найти способ влиять на неё, причём так, чтобы само это влияние не было обусловлено какой-либо волей. То есть речь идёт о спонтанном, необусловленном выборе, о манипулировании в точном соответствии с отсутствием какого-либо замысла.

Если рассмотреть ограничения действий как зависимость, то ищущий освобождения устремляется бросить вызов этим обстоятельствам, причём так, чтобы избавиться от какой-либо боли при столкновении с ними. Иными словами, мы говорим о последовательном отрешении от всех благ и зол, какими на человека давят условия его существования.

Идеал супермена, которому покоряются любые обстоятельства, совпадает с идеалом будды, которого не только ничем не запугаешь, но и ничем не соблазнишь.
yuritikhonravov: (Default)
Вы будете долго смеяться, но это второй подряд эстетический восторг, хотя кино совершенно из другой оперы.

"...и страшная свиная рожа выставилась, поводя очами, как будто спрашивая:
"А что вы тут делаете, добрые люди?"

"Путешествие на Запад" - сверхъестественно душевный фильм. У него несколько особенностей.

Во-первых, он снят по мотивам китайской повести 16 века. Повесть, в свою очередь, написана по мотивам одноимённой книги Сюаньцзана, буддийского монаха 7 века.Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Оригинал взят в complementarism от 4 июня, 2012

Комплементаризм видит в каждой мировоззренческой системе методологию решения определённой задачи. Но не все системы так себя осознают. Чтобы войти в комплементарную сверхсистему, они нуждаются в переосмыслении. В аспекте внутренней организации они должны в какой-то мере стать похожими на буддизм.

Буддизм осознаёт себя как метод освобождения от страданий. В этом методе первична конечная цель, а всё остальное - средства, которые должны быть отброшены, как только выполнили свою задачу либо показали свою негодность.

Это касается и метафизики. Картина мира обусловлена состоянием нашего сознания и прежде всего задачами, сквозь призму которых мы на всё смотрим. Любое верование есть лишь орудие (искусное средство, упайя) и в этом смысле условность.

Это касается и истории. Глядя на всё избирательно, мы составляем себе такую историю, не только личную, но отечественную и даже всемирную, которая соответствует нашему состоянию сейчас.

История и метафизика всегда в известном смысле ложь. Хотя в то же время они истинны в пределах решения определённых задач. От них не нужно отказываться совсем, но следует быть свободными от них. Именно такое настроение предлагает постмодернизм. И именно так они выглядят в комплементаризме.

Язык комплементаризма основан на метафизической нейтральности. Даже рай здесь описывается в категориях непосредственного и повседневного опыта, не связанного с той или иной картиной мира. Да, эти состояния могут иметь метафизические продолжения и основания, они даже напрашиваются. Но они необязательны. Достигаемое разными методологиями, каким бы потусторонним оно порой ни казалось, реализуется здесь и сейчас. Такова своего рода феноменологическая редукция всякого религиозного опыта.
yuritikhonravov: (Default)
Когда мы оказываем неким низшим сознаниям знаки поклонения, словно они высшие, мы тем самым обманываем их и таким образом создаём условия для их страдания и деградации.

Не говоря уже о том, что мы обманываем себя с теми же последствиями.

Сострадание требует не приписывать сотоварищей Сознанию сознаний. Сострадание хотя бы к самим этим мнимым сотоварищам.
yuritikhonravov: (Default)
Если есть кто-то, кто никогда не освободится от страданий (атьянтика, или аготрастха пудгала), и кто-то, кто никогда не оставит усилий по всеобщему избавлению (бодхисаттвы), это значит, что история как мировая борьба никогда не кончится. Драматическое напряжение будет вечным и постоянно рождать всё новые коллизии.

Меня такая картина вполне устраивает. А вас?
yuritikhonravov: (Default)
Александр Львович Доброхотов, излагая историю философии, всегда обращал внимание на то, как в той или иной теории познания объясняется заблуждение. И главный недостаток доклассической новоевропейской философии видел в том, что заблуждение в ней не объясняется, и остаётся непонятным, как оно вообще возможно.

Кажется, американский драматург Эдвард Олби обратил внимание на то, что наша жизнь состоит всего из двух вещей, и эти две вещи - любовь и ошибки.
Что я думаю об ошибках )
yuritikhonravov: (Default)
Вы будете долго смеяться, но у меня опять есть что предъявить для любования. Поговорил тут, прямо в журнале Кураева, с неким русским буддийским монахом. Русский буддизм во всей красе.

Маленькое пояснение к материалу, если кто не в курсе: упоминаемый в разговоре БФ - это буддийский форум, с которого, меджу прочим, несколько лет назад я был, под всеобщее улюлюканье, с позором изгнан за проповедь взаимодополнительности религий. Там 90% такие же, как этот монашек, и друг с другом общаются точно в той же манере.

Вообще что-то в последнее время прошлое настигает меня. Сначала разговоры с Борцовым, потом со Смородиновым, теперь вот это. Очень хочется надеяться, что это такое прощание. Чувствую стыд за участие в подобном.
yuritikhonravov: (Default)
Часто можно услышать, что религии наследия Авараамова непригодны для комплементаризма, ибо они-де жёстко привязаны к принципу "один человек - одна религия". В самом деле, обращение в них зачастую связано с требованием отречься от поклонения иным богам. Тут, как обычно, вступает в свои права трудная для понимания омонимия. Ведь и "поклонение", и "боги" могут иметь разный смысл в разных религиях. Соответственно, нельзя поклоняться никому и ничему в том же смысле, в каком ты поклоняешься Творцу мира. И нельзя считать какие-либо существа богами в том же смысле, в каком мы наделяем божественными свойствами Творца мира.

Именно к такой аргументации прибегают люди, являющие собой живой пример сочетания двух совершенно разнородных традиций - иудаизма и буддизма. Называют этих иудеев-буддистов JuBu, или BuJu, что представляет собой английскую аббревиатуру, ибо большинство таковых проживают в Америке. Будда для них не Бог и даже не бог, и почитают они его не так, как поклоняются Богу.
Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Знакомлюсь тут с теорией Христиана Линдтнера и воззрениями других авторов, коим уже несть числа, отстаивающих буддийское происхождение христианства. Утверждается, что многие новозаветные тексты основаны на омонимическом прочтении санскритских оригиналов.

Вот забавно получилось бы: восточные средиземноморцы по-своему прочли индийцев, и получилось христианство; потом аравийцы по-своему прочли восточных средиземноморцев, и получился ислам. Буддизм же, видимо, получился из того, что индийцы по-своему прочли скифов или иранцев. И вся история религий выходит этаким испорченным телефоном, где какое-то изначальное сообщение (вот бы его найти - наверняка какая-нибудь банальность) породило массу вариаций из-за обычного "технического" недоразумения.
yuritikhonravov: (Default)
Буддизм обладает самым богатым опытом по взаимоприспособлению с различными религиями. Основных методов два: взаимоперевод представлений и взаимоотождествление священных существ. Например, конфуцианский, синтоистский или бонский миф излагается по-буддийски, а учение Будды по-конфуциански, по-синтоистски или по-бонски. В итоге зачастую почти невозможно отличить одно от другого, как в случае с рёбу-синто или юнгдрунг-бон.

Возможно ли сделать нечто подобное с христианством? )
yuritikhonravov: (Default)
Полицейская и преступная, гражданская и корпоративная, естественная и философская.Всё это о чём? )
yuritikhonravov: (Default)
Читаю "Сутру основных обетов бодхисаттвы Кшитигарбхи" и наталкиваюсь на такой эпизод. Царь демонов по имени Вредоносный Яд спрашивает у Будды: как же это так - Кшитигарбха такой могучий и самоотверженный, он бесчисленные эоны избавляет всевозможные существа от страданий, спускаясь в самые беспросветные ады, однако страдание не исчерпывается и ады, как и эоны назад, полны нестерпимо мучающихся живых существ? Налицо вопрос теодицеи - точнее, в данном случае, буддодицеи.

И что же отвечает Будда? Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Вообще я не понимаю, зачем буддисты строят свои храмы из стойких материалов, да ещё норовят высечь что-нибудь монументальное и особенно долговечное. Идеальный буддийский храм должен выражать идею всеобщей изменчивости. То есть его лучше делать из снега и льда, из песка, из соломы, на худой конец из бумаги. Он быстро разрушится, и на его месте легко можно построить новый. Очень было бы поучительно.

Но, возможно, тут сказывается влияние добуддийского отношения к храму. И поэтому в сознании буддийских храмостроителей борются противоположные тенденции. В итоге многие храмы изумляют тем, как в них уживаются величественность и ёлочные игрушки, священные символы и детские раскраски.

Вот, например, меня просто поразила эта лошадь, стоящая в одной из сайгонских, что ли, пагод.


Углубиться - более 40 фото )
yuritikhonravov: (Default)
В обсуждении почти трёхлетней давности всплыли сведения, будто ни одна из существующих буддийских школ не верит в существование иччхантиков, то есть существ, которые никогда не достигнут освобождения и даже наоборот - будут вечно пребывать в нижних мирах.

Как выяснилось, это не так. В иччхантиков верит школа Хоссо-сю, произошедшая от китайской Фасян-цзун. У этой школы есть ещё несколько храмов в Японии.

Мне думается, что как раз неверие в вечность страданий может быть причиной их вечности. Страдающее существо, будучи уверенным, что когда-нибудь это всё равно закончится, будет вечно откладывать усилия по своему освобождению. Но как только оно уверует в вечность страдания, тут же откроется возможность освободиться - появится мощное побуждение к действию.

Но, конечно, достаточно мощным будет лишь такое побуждение, которое основывается на возможности безвозвратно пасть в нижние миры в результате какого-нибудь проступка.
yuritikhonravov: (Default)
Меня всегда волновал вопрос о неисследимости начала сансары.

Будда вроде как говорил, что найти начало сансары человеку невозможно, да и не нужно, поскольку это никак ему не поможет в освобождении от неё. Заявление крайне странное, если не забывать, что для излечения всякой болезни важна её этиология. То есть чтобы выйти из сансары, надо знать, как мы сюда попали. Иначе остаётся риск даже после исцеления снова заболеть.

Однако, если подвергнуть рефлексии сам принцип "первоначало-последствия", легко можо увидеть, что он является плодом или даже атрибутом деятельности омрачённого сознания.Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Читаю "Синто" Накорчевского и вдохновляюсь красочно расписанными опытами перетолкования буддизма японскими мыслителями. Например, если для буддистов, живущих западнее, проблематично признать растения чувствующими существами, то для японцев закономерны дискуссии вокруг признания таковыми камней и металлов.

Мне тоже нравится переводить изложение той или иной концепции на язык другой концепции, это почти всегда открывает новые грани, а иногда совсем новые концепции. Буддизм, кстати, предлагает для этого широкий простор, что, несомненно, является его сильной стороной. Можно даже сказать, что он провоцирует на перетолкования. Ещё семь лет назад мне пришло в голову акаузалистское истолкование кармы и сансары.Углубиться )
yuritikhonravov: (Default)
Два взгляда на окружающих.

1. Мириады страдающих существ, бесконечно рождающихся и умирающих. Помочь им можно лишь одним: убедить, что нечего цепляться за свою жизнь. Когда все в этом убедятся, страдание прекратится.

2. Мириады страдающих существ, гибнущих без возврата. Помочь им можно лишь одним: способствовать их воскресению. Те, кто не омертвил себя бесповоротно, войдут в вечное воскресение, остальные в вечную погибель.Углубиться )

Profile

yuritikhonravov: (Default)
yuritikhonravov

May 2017

M T W T F S S
1 234 56 7
89 101112 1314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 03:31 am
Powered by Dreamwidth Studios